Вход
fonovii_shym_002

Мешает ли фоновый шум ребёнку концентрироваться?

У редакции «Монтессори.Дети» спросили:

– Меня интересует тема концентрации внимания ребёнка во время работы. В одной из ваших статей говорится, что из концентрации может вывести любая мелочь: стук, слово, движение... Но мы живем во времена фонового шума. Где-то стройка, где-то под окнами транспорт ездит, где-то у соседа ремонт, то папа под нос напевает, то дед телевизор смотрит... Идеальной тишины не достигнуть.

Постоянно всех одергивать? Или приучать ребёнка концентрироваться в шуме?

Еще интересует концентрация во время еды: ребёнку есть в тишине? А если кушает семья? Ребёнок постоянно отвлекается то на разговор, то на мелочи (вроде у кого какая тарелка, кто что положил в тарелку), и приходится ему постоянно напоминать, чтобы он ел. Ребёнку год и пять.

На вопрос отвечает Монтессори-педагог Анна Федосова:

– Дети находят самые разные способы реагировать (или не реагировать) на помехи и привлекающие внимание альтернативы.

Монтессори описывает, как увлечённая работой девочка (правда, старше 3 лет) продолжала своё занятие, игнорируя то, что её подняли вместе со стулом.

Буквально сегодня я наблюдала милую картину у себя в тоддлер-классе: девочка уже без малого час моет посуду. Давно перемыто всё, что могло считаться грязным, в ход пошла чистая. А надо ещё и воду то наносить, то вылить… В общем, случилось так, что в этот день девочке некогда было дойти до нашего уголка с материалами для развития крупной моторики. И вот ребёнок идёт с очередным кувшином воды. Слышит музыку, под которую другие дети ходят по нашему брусу. Останавливается. Делает два непередаваемо грациозных танцевальных па попой (не пролив воды из кувшина!). Продолжает движение к своему тазу и занимается ещё минут двадцать.

Дети, конечно, реагируют на шум. Если в классе они вербально или невербально обращаются ко мне с вопросом о том, что это за шум, я обычно коротко комментирую его, например, «да, там машины за окном шумят» или «да, там чьи-то голоса». Обычно этого называния достаточно, чтобы удовлетворить ориентировочную реакцию, и ребёнок возвращается к работе. Если ребёнок оставляет своё занятие, чтобы пойти к окну и рассмотреть источник шума, а затем вспомнить или не вспомнить о предыдущей работе, или решает присоединиться к детям, занимающимися под музыку в другой комнате, то это его выбор и опыт не менее важный, чем опыт сосредоточенности. Обстановка в классе должна быть рабочей, но не стерильной. Когда заходит речь о том, как легко разрушить чудо зарождающейся концентрации, то, главным образом, это разговор не о взрослом, который шикает на других и одёргивает других. Это разговор о взрослом, который умеет одёрнуть сам себя.

Самым действенным отвлекающим фактором является не то, что происходит в фоне, а то, что направлено на ребёнка со стороны значимого взрослого. А у того множество соблазнов: помочь, подсказать, пояснить, указать правильный способ, назвать, похвалить, одобрить, поправить, добавить, предложить, улучшить, поохранять покой, поучить концентрироваться, потребовать перейти к следующему пункту режима, одеть, раздеть или переодеть, поторопить… Мы же очень умные, заботливые и многозадачные. Большое искусство дать ребёнку ровно столько своего вмешательства, чтобы его было не слишком мало (ведь мы – источник информации о всех проявлениях культуры, от языка до способов использования предметов) и не слишком много, чтобы дать ребёнку возможность самостоятельно сделать все открытия и выстроить все необходимые сенсорные, двигательные, когнитивные навыки на собственном опыте и приобрести, создать собственную личность в этой самостоятельной деятельности. Формула «помоги мне сделать это самому» – об этом.

Что касается совместного приёма пищи, то ведь мы, взрослые, хотя и умеем поесть ради питания, быстро и сосредоточившись на еде, но наибольшее удовольствие получаем от трапезы, совмещаемой с беседой, от еды как формы общения. Для ребёнка всё, что связано с едой, является мощным источником вдохновения и почвы для развития и социальных навыков, и мелкой и крупной моторики, и чувства самостоятельности. Но малыши ещё только учатся, поэтому делают всё медленно и неловко. Если не настроить себя на то, что вся эта возня сама по себе и есть отличное самообучение, то смотреть на это, не прерывая кроху, тяжело. Я, конечно, не призываю к вседозволенности за столом. Во-первых, полезно учить малыша хорошим манерам в той мере, в которой они помогут ему быть приятным соучастником трапезы. Во-вторых, если ребёнок совсем теряет нить деятельности (а с тоддлером это происходит часто), взрослый может помочь сохранять направление действий. Если же перед вами стоит задача закончить еду к запланированному времени, вы можете направить ребёнка и более настойчиво. Но хорошо, когда у вас есть возможность регулярно есть не спеша, беседуя, в том числе и о том, что интересно малышу: у кого какая тарелка, кто что ест, и т. д; хорошо, когда малыш в своём ритме может сервировать для себя посуду, наложить себе еду, может быть, смешать что-то по своему выбору. Играть едой не стоит, но допустимая доля исследования сочетаний продуктов и способов их употребления даст малышу массу полезных впечатлений.

Редакция

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.