Вход
педагогические идеи Толстого

Педагогические идеи Льва Толстого и их схожесть с методом Монтессори

Лев Толстой был не только всемирно известным писателем, но и педагогом-новатором. Его школа в Ясной Поляне, обучавшая крестьянских детей из окрестных сёл и деревень, по праву считалась одним из лучших в дореволюционной России учебных заведений. Толстой был оригинальным педагогом, разработавшим собственную систему воспитания детей, базировавшуюся на определенных воззрениях графа на современное ему школьное образование. Основными принципами, которые легли в основную толстовской концепции обучения, являлись следующие: любовь между учителем и учеником, неприменение насилия в воспитании, развитие знания не методом заучивания, а путем понимания, основным критерием обучения являлась свобода.

Взгляды Толстого на проблемы образования сформировались, по всей видимости, уже к рубежу 1850 – 1860-х гг. В это время, с 1859 по 1862 год, граф предпринимает первую попытку открыть в своём имении Ясная Поляна школу для местных крестьянских детей. Вся обстановка тогдашней России способствовала зарождению целого ряда проектов по переустройству русского общества: началась эпоха Великих реформ, в 1861 году будет отменена крепостная зависимость, миллионы крестьян получат личную свободу. Толстой в это время работает в мирском суде, в нижней инстанции судебной системы, где непосредственно сталкивались интересы крестьян и помещиков. Толстой принимает сторону крестьян в земельных спорах, выносит судебные решения в их пользу. Для человека демократических взглядов вполне естественным было стремление участвовать в деле развития образования для низов. Как раз в эпоху Великих реформ активность приобретает земское движение, и сотни представителей городской интеллигенции – врачи, учителя, агрономы, устремляются в сельскую местность, где пытаются наладить медицину и народное образование.

Как складывалось представление Толстого о проблемах современной ему школы? Прежде всего, стоит отметить, что школа середины девятнадцатого столетия довольно существенно отличалась от современной. Авторитет учителя в ней был чуть ли не священным, в классах поддерживалась строжайшая дисциплина, подкрепляемая применение физических наказаний – для этого в ход успешно шли линейки или розги. Толстой пристально наблюдал за современной ему педагогикой, причем не только за русской, он совершил множество путешествий по Европе, знакомясь с работой тамошнего образования. Отношение его к нему было, мягко говоря, критическим. Он упрекал школу за бездумную зубрежку, когда те или иные предметы не были ученику объяснены, грамота или счёт механически заучивались, как и история с географией. Толстой замечал, что дети в школах отвечают на его вопросы по истории «заученными кусками», «а когда спрашиваешь вразнобой, то Генриха IV убил Юлий Цезарь» (1). При этом он отмечал, что сюжет популярного романа Александра Дюма «Три мушкетера» ученики запоминают с лёгкостью.

Ясная Поляна

Еще один аспект критики Толстым европейского образования связан с обучением в школах государственному языку в той же Франции. Как верно замечает писатель, детей учат языку, чуждому для их семей. Для Марселя, о котором пишет Толстой это вдвойне справедливо – как раз в это время французское правительство проводит политику насаждения во всех местностях Франции единого государственного языка, выковывая из разнообразных языковых и этнических групп единую нацию, и школа является чуть ли не главным инструментом в этом деле (2). Здесь стоит сказать, что критика Толстого выступает против процесса неизбежного и в каком-то смысле необходимого, но замечает многие негативные его черты.

Во многом критика европейской системы образования Толстым велась с позиции того, что Россия не должна слепо заимствовать школьную систему с Запада, что вполне было в русле настроений пореформенных лет: многие мыслители, относившиеся к демократическому общественному лагерю, полагали, что можно избежать пороков европейского пути развития, избрав свою особую дорогу. Можно вспомнить различных «народников», полагавших, что Россия на основании крестьянской общины сумеет построить социализм, минуя европейский капитализм. В этом же русле находились и взгляды Толстого на педагогику – в России она может развиваться на свой собственный лад, избегая ошибок европейского образования.

Методологически Толстой проповедал анархизм в педагогике – он полагал, что она не может существовать как цельная теория, с раз и навсегда утверждёнными правилами обучения и воспитания, а должна идти от ученика и выстраивать процесс обучения, сообразуясь с личностью ребёнка. Понятно, что, отрицая «конвейерную» систему обучения, где «один учитель может учить 500 детей», Толстой пришел к противоположному – обучение необходимо сугубо индивидуализировать. Разумеется, такой подход не мог быть воспринят и применен ко всей системе школьного образования, а годился, пожалуй, для не слишком большой школы, которая существовала в Ясной Поляне.

В чём же видел Лев Толстой основную задачу образования? Главная задача обучения – формирование самостоятельной личности: «Если ученик в школе не научится сам ничего творить, то и в жизни он всегда будет только подражать, копировать, так как мало таких, которые бы, научившись копировать, умели сделать самостоятельное приложение этих сведений» (3). Пожалуй, в этом высказывании кроется основной поход Толстого к воспитанию – развитие прежде всего свободной индивидуальности среди учеников. Причём личность крестьянина для графа была ничуть не менее значима личности дворянина и была также способна к познанию различных «сложных» вопросов.

Протест против механического зазубривания, без оглядки на потребности учеников – ещё одна тема педагогических работ Толстого. Так, он замечал, что многие вещи даются школьникам совершенно без объяснений, они на веру должны принять утверждение о том, что Земля вращается вокруг Солнца, тогда как обращение к видимым явлениям природы могло бы лучше помочь в понимании устройства космоса. Более того, Толстой выступал вообще против преподавания этих, с его точки зрения, бесполезных знаний, а также траты времени на объяснения и так понятных крестьянским ребятам слов вроде «лошадь» или «стол». Здесь Толстой возражал против схоластики в обучении, против образования, построенного не из потребностей обучающихся, а просто вокруг некой абстрактной программы.

Кабинет Льва Толстого в Ясной Поляне

Другим важным аспектом взглядов Толстого на личность было представление о необходимости нравственного совершенствования людей и строительство их взаимоотношений на любви. Нравственность в рамках воспитания ребёнка должна проявляться в честном взаимоотношении с ним, все те качества, которые взрослый хочет взрастить у ребёнка, он должен, прежде всего, иметь и у себя:

«Два правила я бы дал для воспитания: самому не только жить хорошо, но и работать над собой, постоянно совершенствуясь, и ничего не скрывать из своей жизни от детей. Лучше, чтобы дети знали про слабые стороны своих родителей, чем то, чтобы они чувствовали, что есть у их родителей скрытая от них жизнь и есть показная. Все трудности воспитания вытекают из того, что родители, не только не исправляясь от своих недостатков, но даже не признавая их недостатками, оправдывая их в себе, хотят не видеть этих недостатков в детях. В этом вся трудность и вся борьба с детьми. Дети нравственно гораздо проницательнее взрослых, и они, часто не выказывая и даже не сознавая этого, видят не только недостатки родителей, но и худший из всех недостатков – лицемерие родителей и теряют к ним уважение и интерес ко всем их поучениям» (4).

Стоит отметить здесь то, что ребёнок в такой системе воспитания перестаёт восприниматься как объект, на которого взрослый педагог или родитель направляет своё воздействие. Ребёнок в интерпретации Толстого – полноправный участник педагогического процесса, он отлично чувствуешь фальшь, с которой ему подаются истины, в которые его учителя сами не верят или не соблюдают. Тут вполне уместно вспомнить и сегодняшние уроки литературы, где детям много рассказывается о высоконравственных русских интеллигентах и дворянах, в то время как в обыденной жизни взрослые, окружающие этих детей, ведут себя далеко не в соответствии с постулируемыми ценностями. Действительно же успешное нравственное воспитание должно отталкиваться от равного положения его участников, от восприятия ребёнка как равного взрослому, что, конечно, полностью подрывает основания классической школьной системы, вся суть которой и состоит в том, что учитель и родители обладают священным, непререкаемым авторитетом, который базируется не на их достижениях и успехах, а просто на факте достижениями ими определённой отметки в хронометраже жизни. К сожалению, даже спустя сто с лишним лет после смерти Л. Н. Толстого приходится констатировать, что педагоги и родители, как правило, не выполняют завет другого мыслителя о том, что воспитатель сам должен быть воспитан.

Каково отношение между педагогической системой Марии Монтессори и взглядами русского писателя? Лев Толстой всю жизнь пристально следил за педагогическими исканиями в Западной Европе и, вполне возможно, что именно он надоумил свою дочь, Татьяну Сухомлину-Толстую, непосредственно познакомится с методом Монтессори, и после смерти графа в основанной им школе в Ясной Поляне преподавание велось именно по этой системе. Гораздо важнее даже не вопрос знакомства Л. Н. Толстого с идеями Монтессори, но совпадение общего направления мысли. Оба – итальянский педагог и русский писатель – понимали, что современная им система народного образования не выполняет возложенную на неё задачу воспитания граждан. Развитие общественной мысли подталкивало их обоих к тому, чтобы признать ребёнка и его развитие высшей ценностью учебного процесса и поднять голос против механической трансляции знания от педагога к школьнику, настаивать на гуманизации отношения к воспитанию детей и развитию у них прежде всего способностей к самостоятельному мышлению.

Роднит систему Монтессори с идеями Льва Толстого и то, что они оба выстраивали свою педагогику, отталкиваясь от ребёнка, выступая против механического обучения абстрактным понятиям. Толстой говорил о том, что в основу воспитания должен быть положен принцип деятельности самого ученика на уроке, он должен быть центром внимания учителя в ходе всего образовательного процесса, и задача не в том, чтобы передать знания, а выработать тягу к ним. Монтессори при работе с дошкольниками настаивала на том, что педагог должен много наблюдать за детьми и лишь помогать им в процессе познания. Идеи Толстого намного опередили развитие современной ему педагогики, опиравшейся на бессмысленную зубрёжку, дисциплину и наказания и потому ничуть не удивительно, что каждый, знакомый с идеями Марии Монтессори, увидит созвучие в её взглядах и идеях русского писателя.

Ссылки:

  1. О народном образовании//Толстой Л. Н. Педагогические сочинения. М., 1989. С. 57.
  2. О роли школы в строительстве французской нации см.: Weber U. Peasants into Frenchmen: The Modernization of Rural France, 1870 – 1914. Stanford University Press, 1976.
  3. Яснополянская школа за ноябрь и декабрь месяцы//Толстой Л. Н. Указ соч. С. 195.
  4. Мысли о воспитании (из дневников 1895 – 1902)//Там же. С. 449.
Тимофей Раков

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.