Вход
Dom-Frejda

Психоанализ в педагогике: детская сексуальность и линии развития ребёнка

Появление в XIX столетии концепций, в рамках которых история человека и природы рассматривалась как процесс развития, эволюции, оказала революционное воздействие на все науки о природе и человеке. Более происхождение животных и человека не рассматривалось наукой как «акт творения», но трактовалось как результат сложного и постепенного прогресса. Если вся природа подчинялась развитию, то и сама человеческая личность, сознание индивида также должно было проходить ряд стадий в своём формировании, подчиняться каким-то закономерностям. Выявлением этих законов занялся психоанализ – область науки, которая обратилась к изучению психологических мотивов поведения человека.

Детская сексуальность в работах Зигмунда Фрейда

Психоанализ как отдельная отрасль в психологии зародился в самом конце XIX века благодаря работам австрийского учёного Зигмунда Фрейда. Датой основания психоаналитического учения часто называют 1895 год, когда вышла работа Фрейда «Исследования истерии», где описан знаменитый случай Анны О. Основное внимание психоанализ с самого начала обратил на различные невротические расстройства взрослых людей: неврозы, истерию, фобии. Фрейд прославился тем, что сумел увидеть причины многих явлений в расстройстве сексуальной жизни человека и найти в сфере сексуальности истоки многих психических расстройств у своих пациентов.

Зигмунд Фрейд

Эмансипируя личную жизнь взрослых людей от пут навязанной морали, Фрейд и его последователи сделали следующий, не менее важный, шаг. Фрейд впервые распространил сексуальность на всю жизнь человека, утверждая, что ею обладают даже младенцы, описал фазы детского сексуального развития, а также высказал идею о том, что первые сексуальные влечения у детей формируются по отношению к собственным родителям – знаменитые комплексы Эдипа и Электры. Заслуга психоанализа Фрейда состояла в утверждении, что ребёнок имеет вполне объяснимые потребности и чувства, и уж если взрослые не всегда понимают причину тех или иных своих желаний, то странно требовать этого от тех, кто даже толком ещё не освоил речь.

Разумеется, интерес Фрейда к детской сексуальности не был чем-то самостоятельным, он рассматривал её изучение как возможность лучше понять взрослого человека: «Разве невозможно изучить у ребёнка во всей свежести те его сексуальные побуждения и желания, которые мы у взрослого с таким трудом должны извлекать из-под многочисленных наслоений?» (1). Однако общий ход развития европейской мысли начала ХХ века задавал интерес к детству, неслучайно это время ознаменовано настоящей революцией в педагогике, когда появилось множество новых педагогических систем, в том числе и метод Марии Монтессори. Не миновало это обращение к детству и психоанализ. Накануне Первой мировой войны в Вене появляется детский дом Баумгартен, куда принимают сирот-евреев и где предпринимаются первые попытки лечения детей при помощи психоанализа. После войны появляется ряд работ по «педанализу», прежде всего Ганса Цуллигера, который применял метод игровой терапии при работе с детьми, а Август Айхорн начинает работать при департаменте полиции с трудными подростками (2).

Всё развитие психоанализа закономерно вело к тому, что должны были возникнуть идеи на стыке двух областей знания, и именно дочери Зигмунда, Анне Фрейд, выпала задача совершить этот синтез. Этому способствовало то, что в 1917 году она получила диплом учительницы, но, увлёкшись ещё подростком идеями отца, решила посвятить себя психоанализу. В 1920-е она основала Венский психоаналитический институт, который готовил будущих психоаналитиков, принимала своих пациентов она в том же доме, где они обитали с отцом. К Зигмунду Фрейду шли взрослые, Анна работала с их детьми. Психоанализ детей отличался существенно, ведь ребёнок не понимал, зачем его привели к доктору, и нужно было предпринять немало ухищрений, чтобы пойти на контакт: Анна не брезговала залезать под стол, куда прятались от неё маленькие пациенты, но неизменно добивалась успеха. Есть свидетельства, что Анна была близко знакома с идеями Марии Монтессори: она была организатором детского сада «Дом детей», основанного ею в 1937 году в Вене и работавшего как раз по системе Монтессори (3).

Линии развития: синтез педагогики и психоанализа

Практический опыт педагога помог Анне Фрейд гораздо тоньше понять особенности детского развития и соединить их с идеями психоанализа. Так родилась, пожалуй, одна из наиболее важных и интересных её идей – линии развития, которые проходит каждый ребёнок на своём пути к взрослению. Думается, что во многом эти линии схожи со стадиями развития, предложенными Марией Монтессори. Хотя напрямую их вряд ли стоит соотносить, Анна, разумеется, была знакома с этой классификацией.  В основе концепции линий развития лежала идея о том, что различные патологии – это отклонение от нормы, но в тоже время и наиболее яркое проявление тех черт психики, которые присущи здоровому ребёнку, а соответственно, существует необходимость описать и нормальное развитие ребёнка. Более того, психоаналитическая педагогика остро нуждалась в этом, ведь при работе с детьми воспитателям детских садов и родителям было нелишне знать, не прибегая к долгой и дорогостоящей терапии, об основных этапах развития ребёнка, на каком этапе он сейчас, когда его оптимально отдавать в детский сад, и масса других вопросов, которые постоянно возникают в процессе воспитания. Методологическая задача линий развития – не лечение ребёнка больного, но помощь в правильном воспитании здорового.Анна и Зигмунд Фрейд

Если в Монтессори-педагогике различные стадии развития ребёнка увязываются прежде всего с обучением тем или иным вещам, то для Анны Фрейд основой линий развития был базовый конфликт между Я (Эго) и Оно (Ид), который и выражался в этих линиях. Основные выделенные ею линии следующие: линия развития от зависимости к взрослым объектным отношениям, линия развития сферы питания, линия чистоплотности, от эгоцентризма к дружбе. Первая линия считается базовой для развития ребёнка и затрагивает прежде всего сферу сексуальных (и связанных с ними) переживаний. Она делится на восемь фаз.

Первая фаза – «биологическое единство», когда ребёнок воспринимает себя единым с матерью и включает её в свою «нарциссическую среду», т. е. считает её полностью подобной себе, а себя – ей.

Вторая фаза – период частичных объектов, когда объект нужен ребёнку лишь для удовлетворения некоторых потребностей, а не сам по себе.

Третья фаза – стадия объектных отношений, когда внимание ребёнка концентрируется на одном постоянном объекте.

Четвёртая фаза – амбивалентные отношения, когда агрессия и влечение направлены на один объект и выражаются в стремлении привязать его к себе.

Пятая фаза – эдипальная. Собственно, это тот Эдипов комплекс, который описан уже у Зигмунда Фрейда: ребёнок испытывает влечение к своему родителю противоположного пола, соперничая за внимание матери или отца.

Шестая фаза – латентный период, когда проходит Эдипов комплекс, а сексуальное желание впервые направляется на людей, не относящихся к семье ребёнка.

Седьмая фаза – предпубертатная. Главное, что происходит на этом этапе, – подготовка ребёнка к началу полового созревания.

Восьмая фаза – пубертатная, в этот период формируются устойчивые сексуальные желания, направленные на своих сверстников (4).

Помимо чисто описательных функций, выделение этой базовой линии развития служит и чисто практическим целям. Например, разлучение ребёнка с матерью на первых двух стадиях, даже временное, может вызвать серьёзные неврозы, в то время как на третьей стадии, когда закрепляется стойкий образ матери, эта разлука переносится легче. Усыновление ребёнка будет затруднено, если он проходит шестую фазу в своем развитии, ведь в это время он, как правило, чувствует разочарование в родителях.

Другая линия развития, выделяемая Анной Фрейд, связана с питанием ребёнка, которую она разделяет на шесть фаз. В первой фазе питание ребёнка полностью зависит от матери, причём неважно, происходит ли кормление грудью или бутылочкой. Во второй фазе происходит отнятие от груди или бутылочки, причём важно, кто его инициирует – мать или ребёнок. В третьей фазе ребёнок впервые пробует есть пищу сам, но мать и пища всё ещё тождественны для него. В четвёртой фазе питание уже осуществляется с помощью приборов. Окончательное разделение матери и пищи происходит в пятой фазе, которая соотносится с эдипальным периодом первой линии развития, а в шестой фазе происходит формирование привычек в еде, которые остаются у человека и во взрослом возрасте. Для этой линии развития также важны практические выводы: некоторые расстройства кишечника у ребёнка могут быть связаны не столько с объективными причинами, сколько быть следствием проблем взаимоотношений между им и матерью, – важно уловить момент, когда ребёнка можно приучать к твёрдой пище и прочее.

Рассматривая соотношение между линиями развития и их прохождение ребёнком, Анна Фрейд отмечала, что игрушки и материальная среда, созданные по системе Монтессори, способствуют более быстрому и успешному прохождению различных стадий развития. Во взглядах Анны была попытка совместить психоанализ с воспитанием ребёнка, – попытка, которая, развиваясь дальше, могла бы существенно обогатить две дисциплины. Ведь начинался психоанализ с наблюдения над людьми с патологиями и выводы его, таким образом, могут иметь весьма спорный характер для здорового человека. Сближение же с педагогикой ставит перед психоанализом вопрос: как выделить базовые характеристики нормального развития и применить при воспитании, ведь задача педагогики не только обучить ребёнка каким-то навыкам (типа счёта и письма), но и помочь ему осознать свои желания и место в мире.

Ссылки:

  1. Фрейд З. Указ. соч. с. 38.
  2. Бурлакова Н. С., Олешкевич В. И. Детский психоанализ (Школа Анны Фрейд). М., 2005. С. 10–11.
  3. Бурлакова Н. С., Олешкевич В. И. Детский психоанализ (Школа Анны Фрейд). М., 2005. С. 12.
  4. Фрейд А. Психопатологии детства. М., 2000. С. 69–70.
Тимофей Раков

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.