Вход
Печальный ребёнок

«Как он себя вёл», Или обсуждение ребёнка в его присутствии

Каждый вечер в детском саду мы можем наблюдать одну и ту же картину. Многие из приходящих за ребёнком родителей задают педагогу схожие вопросы: «Как Петя (Вася, Ваня, Маша, Аня, Дима) себя вёл (вела)?», «Как Катя спала (кушала)?». Интерес родителей вполне понятен. Они хотят знать, что и как делал ребёнок, не шалил ли, слушался ли воспитателей. Педагог отвечает, иногда ограничиваясь лаконичным «Хорошо» или «Всё в порядке», иногда более обстоятельно, подробно описывая прегрешения ребёнка или то, что и как делал ребёнок.

А что делает в это время ребёнок? Он стоит рядом и слушает, как его обсуждают. Обычно в таких случаях ребёнок делает вид, что ему гораздо интереснее рассматривать носки своих ботинок или игрушку в руках. Он как будто не слушает взрослых. Однако это не так. Невозможно без интереса относиться к тому, что о тебе говорят. Поэтому ребёнок внимательно слушает.

Давайте посмотрим на эту ситуацию повнимательнее. Чем отличаются вопросы родителей? Первый вопрос – это вопрос о поведении ребёнка в детском саду. И тогда родитель ждёт от педагога оценки ребёнка. Попросту говоря, родитель хочет знать, хорошо ли вёл себя ребёнок в частности, а в целом это вопрос о том, хороший ли мой ребёнок. Второй вопрос уже не о поведении ребёнка, а о режимных моментах. Родителю важно, как ел ребёнок, как спал, гулял ли. Причём родителю важно мнение эксперта, т. е. педагога, а не самого ребёнка.

Кто в этой ситуации ребёнок? Ребёнок – объект. Он как будто бы не существует в этот момент для взрослых. Он не важен настолько, что его не стесняются. При нём обсуждают его поведение, как будто бы ребёнок ничего не слышит и не видит. Представьте, что на работе вас будут обсуждать в вашем присутствии: хорошо ли вы поработали, всё ли успели сделать и не допустили ли ошибок. Не думаю, что взрослым понравится такое отношение. И ребёнок в этой ситуации чувствует себя униженно.

А кем является родитель в этом случае? Родитель – высшая сила, которая может спрашивать, управлять, властвовать, и, возможно, наказывать, карать. Родитель как будто имеет право знать о ребёнке всё. Правда, кое-что родитель в этом случае упускает. Он упускает чувства ребёнка. Он не обращает внимание на смущение ребёнка, которому может быть неприятен разговор взрослых о нём. Он не спрашивает ребёнка, что и как произошло, не интересуется его мнением. Родитель как будто больше доверяет воспитателю, нежели ребёнку.

Печальный ребёнок

Кто в этой ситуации ребёнок? Ребёнок – объект. Он как будто бы не существует в этот момент для взрослых. Он не важен настолько, что его не стесняются.

А педагог? Ему, пожалуй, сложнее всех в этой ситуации. С одной стороны, велик соблазн всё-всё-всё рассказать родителю о поведении ребёнка: и о том, что не хотел спать, и о том, что баловался на прогулке, и о том, что мешал другим детям заниматься. С другой стороны, педагог понимает, что обсуждение ребёнка в его присутствии совершенно некорректно и, как следствие, недопустимо. Но при этом педагогу нужно как-то объяснить родителям, что именно сейчас нет никакой возможности обсуждать то, что важно для родителя. Что же делать педагогу? В первую очередь педагогу нужно обозначить правила для родителей. Где и когда можно с ним побеседовать. Хорошо, когда воспитатель выделяет специальное время, в которое родитель может с глазу на глаз поговорить с ним, задать важные вопросы и услышать рекомендации. В этом случае родитель постепенно учится уважать своего ребёнка, не относиться к нему как объекту.

Но этого, конечно же, недостаточно. Важно, чтобы родитель начал относиться к ребёнку как субъекту, как к человеку, который имеет своё мнение. Это значит, что педагог может и должен инициировать взаимодействие родителей и детей. Так, например, на любой вопрос родителей о ребёнке, педагог может доброжелательно попросить ребёнка рассказать о сегодняшнем дне. Может быть, ребёнку потребуется небольшая помощь от педагога, которая будет состоять из наводящих вопросов («Расскажи, как ты сегодня накрывал на стол», «Расскажи, что ты сегодня ела на обед», «Расскажи, приснилось ли тебе сегодня что-то в тихий час» и так далее). На первых порах педагог может сознательно избегать рассказов о сложных и конфликтных ситуациях. Ведь ребёнку не просто рассказать о проблемах и сложностях. Постепенно можно рассказывать и о конфликтных ситуациях («Вы с Димой сегодня сначала поссорились, а потом помирились»).

Что даёт такое перераспределение ролей? Отношение родителей к ребёнку постепенно меняется. Из объекта ребёнок становится субъектом, он проявляет активность, он делится с родителями своими радостями и проблемами. Ребёнок и родитель получают новый опыт взаимодействия. В этом случае педагог как источник информации уже оказывается не нужен родителям. Всё самое важное они могут узнать от ребёнка.

Какой же вывод мне хочется сделать в финале? Мне хочется обратиться к родителям. Хочется попросить их задуматься о том, как они обращаются к ребёнку: как к объекту или как к субъекту, как личности, как к равному? И может ли кто-то лучше и подробнее нам рассказать о ребёнке, нежели он сам?

Юлия Гусева

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.