Вход
Монтессори-метод в современной России

Возрождение Монтессори-педагогики в современной России

Педагогическая система Марии Монтессори не прижилась в Советском Союзе в эпоху, когда всё оценивалось с позиции, что пролетариат сможет создать собственную науку и культуру. Эта система была сочтена чересчур «буржуазной» и «индивидуалистической». На долгие годы воспитание будущих граждан СССР было выстроено вокруг традиционной роли педагога как ретранслятора всех возможных знаний о мире. Это отражало идеологическую структуру советского общества, где КПСС выступала как монопольный выразитель истины. И до тех пор, пока партия оберегала это своё право, о возникновении каких-либо общественных альтернатив советской версии коммунизма не могло быть и речи. Всё изменилось во время Перестройки, когда партия всё больше и больше выпускала из своих рук контроль над обществом.
Педагогика, как важная часть жизни социума, не могла остаться в стороне. Советская школа, где учитель во многом черпал свой авторитет из авторитета коммунистической идеологии, а система различных детских организаций вроде октябрят и пионеров помогала в дисциплинировании детей, в ситуации обрушения всей идеологической системы не могла предложить ищущим педагогам ответа на вопрос, как воспитывать учеников в новых условиях.

В этой ситуации, в конце Перестройки, и возник новый интерес к педагогической системе Монтессори в России. Как и в начале ХХ века, инициаторами выступили одиночки. В конце 1980-х ею стала Е. А. Хилтунен, впервые познакомившаяся с этой методикой почти случайно. Вот что об этом говорила сама Елена Александровна в одном из интервью:

– В конце 80-х моя семья гостила в одном из замков великого герцогства Люксембург, хозяин которого познакомил меня с француженкой Клаудио Вайс. Она подарила мне коробку с несколькими старинными Монтессори-материалами и толстым фолиантом 1916 года издания. Эта была работа Марии Монтессори «Мой метод. Начальное обучение». Клод сказала, что эти вещи когда-то принадлежали Марии Монтессори, и теперь я должна перевезти их в Россию и хранить именно в этой стране (1).

Хилтунен

Елена Хилтунен.

В 1989 году Хилтунен посещает в Голландии школу, работающую по системе Монтессори, наблюдает там за непривычной работой педагогов с детьми. В 1991 году в Москве проводится педагогический семинар при участии педагогов из Голландии, итогом которого становится создание «Центра Монтессори» в Москве, первого подобного педагогического учреждения на территории СССР. Первый детский сад, работавший с Монтессори-материалами, по иронии оказался ведомственным (и закрылся через пару лет). На обломках советского образования постепенно обустраивались новые педагоги.

Система Монтессори предполагает не только педагогов, но и практические пособия и, что важнее, создание определенной материальной среды для ребенка. Первым практическим пособием стала книжка «Монтессори-материал», выпущенная тем же Центром в 1992 году и явившаяся результатом первых опытов работы этого центра. Первым предприятием по производству Монтессори-материалов стала фирма, созданная супругами Лаптевыми в Омске в 1993 году. Идея создания производства, как об этом говорят сами руководители компании, пришла им в голову из желания обучить собственного сына согласно Монтессори-педагогике, дополнившаяся ажиотажем по созданию всяческих фирм, царившем на заре 90-х в России. Попытки наладить производство посредством размещения заказов на существующих предприятиях не увенчались успехом, поэтому молодая фирма взяла в аренду столярные мастерские колледжа транспортного строительства. Поначалу молодые предприниматели планировали обойтись в производстве теми материалами, что могла предоставить им российская деревообрабатывающая промышленность, однако это сказалось на качестве – готовая продукция была забракована «Центром Монтессори» по рекомендации голландских коллег (2). Постепенно предприятие перешло на более дорогие и трудоёмкие материалы, но лишь дефолт 1998 года, вытеснивший с российского рынка их голландских конкурентов, позволил фирме Лаптевых стать ведущей компанией по производству материалов для детских садов, работающих по системе Монтессори.

Девяностые годы были временем открытия всего нового и всеобщего энтузиазма по поводу этих открытий, будь то создание нового бизнеса или политической партии из ничего. Энтузиазм, как основная метафора, преобладает и в воспоминаниях людей, создававших в новой России Монтессори-педагогику. Реконструируя знакомство с системой Монтессори, одна из первых участниц возвращения этой системы в Россию так описывала свой опыт:

– И когда потом, в 91-м году, Елена Александровна Хилтунен дала первое объявление о наборе курса по системе Монтессори, я собралась и поехала. Потому что уже и представляла, что это, да и время было такое, когда хотелось что-то менять, это стремление было в воздухе.  Не все знали, что и как делать, но желание было огромное (3).

центр Монтессори в Москве

Центр Монтессори в Москве.

Стоит обратить внимание на то, как передается энтузиазм молодого педагога: «хотелось что-то менять, это стремление было в воздухе» – слова про воздух явно должны передать нам атмосферу свободы и творчества начала 1990-х. Или фраза из уже цитированного интервью Е. А. Хилтунен: «Все происходило стихийно, самодеятельно, подчинялось течению времени и неизбывному энтузиазму российских учителей» (4). Обращает на себя внимание устойчивость советского языка – ведь слова «самодеятельность», «стихийно», «энтузиазм» восходят именно к советскому словарю и примечательно, что здесь они применяются для описания истории, вроде бы отличающейся от грандиозных строек и социалистических соревнований. Люди, выросшие внутри советской идеологии в 1990-е, освободившись от политического контроля коммунистической партии, сумели вполне успешно присвоить себе её словарь, наделяя официальные клише новым эмоциональным содержанием.

В одной связке с энтузиазмом обычно идёт «самодеятельность» – описательная стратегия, которая должна подчеркнуть, что Монтессори-движение находилось где-то вне внимания государства и во многом было плодом инициативы отдельных индивидуумов. Вот как описывает это Виктория Михайлова, директор одной из Монтессори-школ в Санкт-Петербурге: «Первые полки из досок, которые несёшь на себе и прикручиваешь к стенам, первые самодельные материалы, подносы, кувшинчики – всё для того, чтобы дети начали выбирать себе сами занятия по душе и потребностям» (5). Самодеятельность тоже продукт советского общества, но участники «самодеятельности» часто позиционировали себя как находящиеся вне сферы прямого внимания и контроля со стороны государства, в своеобразной позиции «вненаходимости» (6).  И эта позиция, видимо, сохраняла актуальность в контексте 1990-х, когда государство напрямую не включалось в процесс создания Монтессори-педагогики в России.

Сумнительный

В 2009 году создан «Центр педагогики М. Монтессори», директором которого стал Константин Сумнительный.

Как бы то ни было, любая инициатива рано или поздно перерастает собственных зачинателей и должна перейти в фазу роста вглубь, институционализироваться, если не хочет заглохнуть и погибнуть. С педагогикой Монтессори в России в 2000-е годы произошло именно это. С одной стороны, частные детские сады и разнообразные центры уже с трудом поддаются учёту, что свидетельствует о том, что идеи Монтессори смогли в России укорениться и найти прочную базу в лице инвесторов, помещений и денег. С другой стороны, государство, в общем, признает её как одну из легитимных ныне педагогических систем, о чём говорят защищённые кандидатские и докторские работы, посвящённые анализу Монтессори-педагогики. В Москве при Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования в 2009 году создан «Центр педагогики М. Монтессори», директором которого стал руководитель московского «Центра Монтессори» (основанного ещё в 1991 году) К. Е. Сумнительный.

В 2013 году столетие появления педагогики Монтессори в России было ознаменовано проведением в Санкт-Петербурге, на базе Российского государственного педагогического университета (РГПУ им. Герцена), соответствующей конференции, которая впоследствии стала ежегодной. Символично, что в этом же университете в 1920-е трудилась Ю. А. Фаусек, главный пропагандист идей Монтессори в России, и в библиотеке РГПУ до сих пор хранятся первые переводы книг Марии Монтессори и труды самой Фаусек. Такое место для проведения научных конференций свидетельствует о том, что педагогическое сообщество и чиновники признают Монтессори-педагогику и отдают должное идеям, лежащим в её основе.

Подводя некоторый промежуточный итог ещё не завершившейся истории возвращения педагогики Монтессори в современную Россию, хотелось бы отметить, что за 1990–2000-е годы она прошла путь от «низовых» инициатив небольших групп энтузиастов до признаваемой бизнесом и властью педагогической системы, с которой можно работать, сотрудничать, чьи идеи можно обсуждать в рамках зрелой и взвешенной дискуссии.

Источник фото: Центр Монтессори

Ссылки:

  1. montessori-press.ru
  2. www.montessori-material.ru
  3. montessori-russia.ru
  4. montessori-press.ru
  5. montessori-school.ru
  6. Подробнее об этом см.: Юрчак А. Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение. М., 2014.
Тимофей Раков

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.