Вход
Юлия Ивановна Фаусек

Монтессори-педагогика в царской России: Юлия Фаусек и её «Дом детей» в Петербурге

Юлия Ивановна Фаусек (1863–1942) пришла к методу Монтессори, будучи уже опытным и сознательным педагогом. К 1913 году, когда она прочитала «Дом ребёнка», ей было 50 лет, из которых добрых 30 она проработала учительницей на различных курсах, в гимназиях и в качестве частного преподавателя. В своих мемуарах Юлия Фаусек утверждает, что её первое знакомство с личностью Марии Монтессори произошло ещё в августе 1907 года, когда, путешествуя по Италии, она столкнулась на пароходе с одним молодым итальянским учителем, который рассказал ей об экспериментах своей соотечественницы, а также о только что открытом в Риме «Доме детей» (1). Однако это было лишь мимолётное знакомство, а не сознательное увлечение, пришедшее 5–6 лет спустя и определившее судьбу Юлии Фаусек на десятилетия вперед.

Круг общения Юлии Ивановны в то время находился на самом краю передовой научной мысли Петербурга. Её муж, Виктор Фаусек, был крупным зоологом; её брат, Николай Андрусов, – геологом и палеонтологом. На высших женских курсах, где она обучалась естественным наукам, её учителями были Менделеев и Бехтерев. Наконец, из зоологии, которая была её первоначальной специальностью, в педагогику её обратил Петр Лесгафт – один из первых российских учёных, который постарался подойти научно к вопросам воспитания. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Юлия Фаусек стала живо интересоваться идеями Марии Монтессори. В 1912 году она услышала в одном из петербургских педагогических обществ доклад Екатерины Янжул о методе Монтессори. Затем в 1913 году ей в руки попала книга «Дом ребёнка», которая, как она пишет в своих мемуарах, «вызвала много толков и самых оживлённых споров среди педагогов» (2). С этого момента Фаусек начинает лихорадочно искать всё, что как-то связано с Монтессори-педагогикой.

Юлия Фаусек

Юлия Фаусек стала живо интересоваться идеями Марии Монтессори.

Ей повезло. Отдыхая со своими детьми летом 1913 года в курортном местечке Тойла в Эстонии, Юлия Фаусек узнала, что её соседом является физик В. В. Лермонтов, бывший столь же пылким энтузиастом метода Монтессори, как и она сама. Возможно даже больший, поскольку Лермонтов заказал себе из Лондона дидактический материал Монтессори. В беседах с Лермонтовым и совместном изучении дидактического материала у Юлии Ивановны, наконец, созрела идея бросить школьное преподавание и заняться исключительно воспитанием детей до 6–7 лет. И уже в октябре 1913 года в Петербурге, в доме номер 7 по Шпалерной улице, ей удалось открыть первый в России детский сад по системе Монтессори. Свои открытием этот сад обязан Коммерческому училищу (3), в здании которого он располагался; директор училища С. И. Созонов и владелица М. А. Шидловская также оказались очарованы идеями Монтессори и оказали содействие Фаусек.

Сад был маленьким: он располагался в одной комнате, рассчитанной не более чем на 10–12 детей, а занятие длились всего два часа в день (с 10 утра до полудня). Дидактический материал приходилось изготавливать вручную по образцам материала Лермонтова, для которого последний регулярно устраивал выставки в учебных заведениях страны с целью популяризации метода Монтессори. Тем не менее, даже такой сад открыл перед Юлией Фаусек гигантские просторы для деятельности. Она много работает и пытается адаптировать материал и методы Монтессори к русским реалиям и русскому языку. Наконец, по протекции Созонова, Министерство народного просвещения России весной 1914 года направило её на месячную стажировку в Италию, к Марии Монтессори. В Риме Юлия Ивановна посетила шесть «Домов детей» и подробно ознакомилась с работой их преподавательниц. Итогом этой поездки стала ее книга «Месяц в Домах детей Марии Монтессори», к которой мы ещё вернемся.

По своему возвращению из Италии, несмотря на разразившуюся войну, Фаусек смогла расширить свой детский сад, который теперь состоял из двух просторных комнат, 30 детей от 3 до 6–7 лет, воспитательницы и самой Юлии Ивановны. Сад был частный и платный, соответственно, там обучались в основном дети интеллигенции. Расширенный сад был переименован в «Дом детей системы Монтессори». Такая перемена названия симптоматична: утвердившееся сегодня в России именование дошкольных учреждений «детский сад» на самом деле историческая отсылка к немецкой педагогической системе Фребеля, которая из педоцентристских концепций была наиболее распространена в царской России. Уже в Советской России, где дошкольная система стала всеобщей, всякая привязка к Фребелю в детских садах практически исчезла, однако название сохранилось. Именуя свое детище «Домом детей», Юлия Ивановна стремилась подчеркнуть свою преемственность Монтессори.

«Дом детей» Юлии Фаусек

С 1915 года «Дом детей» Фаусек привлекал большое внимание как педагогов, так и просто интересовавшихся новыми идеями людей.

С 1915 года «Дом детей» Фаусек привлекал большое внимание как педагогов, так и просто интересовавшихся новыми идеями людей. Например, туда часто захаживал художник Кузьма Петров-Водкин, чьи крестники посещали дом.  Постепенно от посетителей, желавших своими глазами увидеть работу систему Монтессори, не стало отбоя. Это мешало работе с детьми, и поэтому Юлия Ивановна при поддержке Созонова и правительственной субсидии, в апреле 1916 года открыла «Общество свободного воспитания (метод Монтессори)», при котором были организованы обучающие курсы. На них, кроме самой Фаусек, преподавали близкие ей люди из педагогического и научного сообществ Петербурга. Всего там преподавалось 7 предметов: теория и практика системы Монтессори, методы начального воспитания, психология, биология и воспитание, гигиена детского возраста, рисование, ритмика. К 1917 году в Обществе состояло 97 действительных членов и, кроме ведения курсов оно занималось организацией свободных докладов, целью которых была популяризация метода Монтессори. А популярность эта росла, и даже уже шли разговоры по линии супруг петербургских текстильных фабрикантов, чтобы на их деньги открыть второй в городе «Дом детей». Но затем произошла Февральская революция, и фабрикантам стало не до педагогики. Общество же свободного воспитания и организованные при нём курсы просуществовали почти два года и исчезли только летом 1917 года, когда в огне революции рождались уже новые формы народной школы и дошкольного образование.

Ссылки:

  1. Фаусек Ю. И. Русская учительница (Кн. 1): Воспоминания Монтессори-педагога. М., 2010. С. 157.
  2. Указ. соч. С. 159.
  3. Любопытно, что в Коммерческом училище Марии Шидловской в это время обучались сыновья Николая Лосского, Александра Керенского, Льва Каменева, Льва Троцкого, Бориса Кустодиева.

Читать первую часть: Монтессори-педагогика в царской России: педоцентризм, Монтессори и наследие Толстого 

Михаил Пискунов

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.