Как научить ребёнка делиться игрушками? До какого возраста нормально, что ребёнок «жадничает»? Почему проявления формирования личности мы трактуем как детскую жадность? Почему нельзя заставлять ребёнка делиться игрушками? Чтобы ответить на эти вопросы, предлагаем посмотреть на этапы развития ребёнка «изнутри».

Сначала ребёнок не делится игрушками потому что маленький

Для начала важно научиться отличать нормальное поведение малыша от того, что может показаться жадностью.

Младенец живёт в мире желаний. И поначалу скорее желания владеют им, чем он их испытывает. Один из первых этапов развития психики состоит как раз в том, чтобы научиться выделять свои желания среди моря других впечатлений. Затем — правильно их определять и как-то реагировать на собственные чувства, ощущения, потребности.

Как только ребёнок научится передвигаться в пространстве, усилится его интерес к конкретным предметам и действиям с ними. Это познание мира важно для развития, и в малыша заложен великий зов исследовать всё вокруг. Инстинкт подсказывает: взрослые знают, как быть взрослыми людьми, так что они сами и всё, что имеет к ним отношение, приковывает внимание. Малыш старается завладеть вашими вещами. Но они для него не столько вещи, сколько головоломка — решу и стану как мама и папа. И если он увлечённо решает эту задачку, своими детскими способами развивая себя, то чувствует, что занят важным делом.

Как любой человек, поглощённый значительным, он не любит, когда ему мешают. Если попытаетесь забрать у малыша вещь, которая ему сейчас нужна (чтобы вдумчиво облизать ботинок со всех сторон, например), вы, вероятнее всего, поймёте, что ему не хочется отдавать её вам. Он честно добыл экспонат для опытов, и вот опять ему мешают. Сложно сохранять доброжелательность в такой ситуации и поделиться игрушкой. Если экспроприация будет повторяться по сто раз на дню, это кому угодно может подпортить характер.

Как помочь малышу понять принцип «моё» и «чужое»

Подготовьте среду с чётким делением на взрослую и детскую зоны. В тех частях дома, которые предназначены детям, разместите достаточно возможностей для исследований, подходящих возрасту. Тогда будет меньше поводов для того, чтобы забирать у малыша свои вещи, ведь у него будет свой набор предметов для безопасного познания мира.

Дети играют со своими предметами, похожими на взрослые Чем богаче пространство ребёнка на безопасные эксперименты, тем меньше у него желания рыться во взрослых вещах

Если параллельно с обороной своих вещей вы уважительно относитесь личным вещам ребёнка, то у него без искажений сложится базовое понимание идеи собственности — у предметов есть хозяин и без разрешения брать их нельзя. На собственном опыте ребёнок научится такое разрешение давать или не давать, делиться игрушкой или не делиться. Причём с любым — хоть с другим малышом, хоть со взрослым, хоть с Папой Римским.

Бывает, когда фактически все вещи — «взрослые». Что свои, что детские «игрушки» родители могут бесцеремонно изъять по своей прихоти. С позиции малыша такие действия — форменный произвол, ведь он не понимает наших мотивов, не имеет того знания, что многое вредно, опасно, не предназначено для детских рук или просто не своевременно. Для него запреты взрослых — просто слова. И тогда ребёнок усваивает несколько иное: брать можно, попадаться нельзя. При всякой возможности хватай то, что тебе нужно для развития и делай, что душа велит, пока не найдут и не отберут.

А если сможешь — не отдавай, и когда тебя застигли с симпатичной вещью — сражайся за неё: дерись, плачь, может, отстоишь ненадолго. Эта оборона не является детской жадностью, хотя часто взрослые склонны ошибочно интерпретировать и оценивать её так.

Мир, от которого мне так много надо, и в котором ничего моего нет, — не самое дружелюбное место, и отношение к нему и к своим возможностям вырабатывается несколько иное, чем в подготовленной среде, специально наполненной тем, что нужно малышу для активности. Ребёнок нуждается не в том, чтобы его стыдили за желание добраться до нужного опыта. Ему нужны подходящие его возможностям и потребностям условия.

Ребёнок поливает цветы своей леечкой и моет окно с помощью перчатки Дайте ребёнку свою лейку, пульверизатор и набор для мытья стекла, чтобы он мог получить положительный опыт взаимодействия с водой. Тогда не придётся нервничать, что он выливает воду из вазы на пол или пытается побрызгать освежитель воздуха

Не жадный, а неопытный

Долгое время дети зависят от взрослого не только физически, но и психологически. Ваша личность помогает малышу справляться со всем, до чего его собственная пока не доросла. Поэтому он в прямом и переносном смысле говорит «да» всему, что показывает, говорит взрослый. Но чем сложнее личность, тем чаще малыш начинает пробовать отказываться. Это проявляется в том числе в ситуациях, когда ребёнок не делится игрушками.

Для него это важное открытие: оказывается, можно сказать «нет». Плохо, если взрослые усматривают в этом только непослушание, жадность и требующее искоренения своеволие. Вредно, когда мы забираем право ребёнка отказать и пытаемся увещевать: «Жадничать плохо, нужно делиться своими игрушками». Тем более, что от нас многое зависит — ведь это взрослые задают контекст, в котором на втором году жизни ребёнок будет произносить свои первые «нет».

Если вы спрашиваете ребёнка, какого цвета майку он наденет, возьмёт или нет седьмую лопатку на прогулку, хочет ли пить, можно ли взять его игрушку, нужно ли ему ещё раз показать, как резать ножницами, — то любой данный ответ будет приемлем и потому разумен. А если вы задаёте вопросы с «правильным» ответом, то учите не тому, чтобы давать осознанный ответ о своих желаниях, а тому, чтобы угадывать ваши. Например: пойдёт ли ребёнок вовремя спать, ушанку или панамку наденет на прогулку, будет или нет опять рыться в вашем шкафу.

Забирая у ребёнка право решать, выбирать и отказываться, мы провоцируем у него агрессию, истерику или депрессию

Если же вы и вовсе не предполагаете, что такой маленький человек что-то может и хочет решать, выбирать, отказываться от каких-либо благодеяний в свой адрес, — то малыш в меру своего разумения сам предложит вам ситуации, в которых предъявит вам своё мнение. И чаще всего не угадает и получит от вас негативную обратную связь «крохе слова не давали».

Дальше, в зависимости от типа нервной системы, вы пожнёте протест наружу или вовнутрь: агрессию, истерику или депрессию. Последнее хуже всего, потому что на первый взгляд малыш такой удобненький, смирный, покладистый. Где положишь, там и лежит. И только некоторое время спустя станет видно, что ребёнок что-то упускал всё то время, пока был уныл вместо инициативности.

Как помочь ребёнку научиться отказывать, если он не хочет делиться игрушкой

В период этой первой волны негативизма может быть нормальная реакция отрицания, принимаемая за жадность: «не дам, потому что хочу прочувствовать, как это НЕ дать, НЕ хотеть». Организуйте пространство выбора и отказа. Примите мнение ребёнка везде, где это возможно, в таких ситуациях, в которых ему по силам сделать выбор или осознанно отказаться от чего-то или отказать кому-то.

Если же вы понимаете, что вам уже предъявляют отрицание где попало, по-прежнему не уступайте в том, что касается правил, требований, распорядка и т. п. Например, нужно идти в сад, нужно есть за столом, пора уходить с прогулки.

Но пересмотрите свои родительские привычки и начните интересоваться мнением и без осуждения принимать отказы там, где это уместно. Не надо смеяться над крохой, которому жалко вам дать покатать свою машинку. Не надо выклянчивать у ребёнка еду, которую он ест, принуждая делиться. Не надо настаивать на своём там, где выбор ребёнка не опасен. У вас и так есть обязанность очерчивать границы и обеспечивать соблюдение правил. Не добавляйте себе работы, а малышу — поводов огорчаться.

Не жадный, а недостаточно взрослый интеллектуально

Вот человек перерос младенчество, вкусил прелести отрицания, и явно интересуется другими детьми. Ура, пусть уже дружно играют вместе, делятся друг с другом игрушками, мы сейчас им покажем, как надо меняться, и будет у нас дружное веселье. Но чаще всего что-то явно идёт не так.

Почему стратегия с обменом — не самая лучшая идея для раннего возраста? Маленькие дети эгоцентричны. Это не недостаток, а этап развития, ничего общего не имеющий с эгоизмом. У них просто не получается пока понять мир в его сложности.

Чтобы встать на точку зрения другого, надо сначала хоть немного начать осознавать свою. Убедиться, что другие ведут себя как-то не так, как если бы они были нами же. Это постепенно наводит на мысль, что у других людей может быть другой опыт — они могут знать, чего не знаем мы, и не знать того, что известно нам. Что другие могут хотеть чего-то кроме исполнения наших желаний.

Ребёнок не хочет делиться игрушкой Не учите детей меняться игрушками до того, как они готовы понять суть обмена: увидеть ситуацию со стороны другого и предложить удовлетворить потребность другого своими ресурсами в обмен на использование его вещи для своей потребности

Когда ребёнку с его мышлением и личностью на этапе эгоцентризма предлагают поделиться своей игрушкой в обмен на желанную чужую, он не видит это с точки зрения другого. Не видит, что у другого есть его желания, и если моя игрушка сильно ему интересна, я могу дать её и потребовать взамен принадлежащую ему. Они это видят со своей колокольни: я дал свою вещь товарищу, и мне разрешили взять его вещь. Значит, когда хочешь получить чужое, нужно сделать жертвоприношение — отдать взамен что-то своё.

Как в древности было: хочешь хорошую погоду — сожги часть прошлого урожая, чтобы накормить хлебным дымом небо, а оно тебе за это даст дождя для нового посева. А если это не сработало, надо пойти навалять жрецу за не соблюдение договора. При этом предполагается, что небо должно хотеть есть, и что дым ему годится, хотя кто его спрашивал.

Дети, которых учили меняться, поступают похоже. Они начинают настойчиво предлагать свою вещь за право безнаказанно отобрать понравившееся. Никакого учёта интереса другого при этом не происходит — это слишком сложно для малыша. Он пытается купить чужую вещь по правилам, которые вроде как срабатывали, пока по ним играли взрослые. Но невидимый учёт желаний другого при этом не происходит, дети копируют буквально лишь внешнюю часть обмена. И сердятся, если приём не работает.

Как учить ребёнка меняться игрушками

Начинайте с простого: твоё, моё, другому можно взять только с разрешения, просить можно, брать предложенное можно, забирать нельзя.

  • Надо отдать лопатку Маше, это её лопатка.
  • Гриша просит твоё ведёрко. Ты можешь дать, если хочешь.
  • Ты можешь не давать формочки Ире, если не хочешь. Это твои формочки.
  • Это машинка Саши. Давай спросим у него, можешь ли ты её взять.
  • Нельзя забирать мяч у Лёши. Это его мяч, он не готов им делиться.

Дети делятся игрушками В отношении общих вещей установите правило «кто первый взял, тот играет, пока не закончит»

Более сложные формы договора оставьте для детей старше трёх лет. Предпочтительно, если они при вашей поддержке будут договариваться сами. Вы обеспечиваете безопасную и корректную атмосферу, а общий знаменатель дети ищут сами. Например, можно использовать метод Ссориться хорошо. Тогда взрослый постепенно исключается из отношений детей, они начинают сами модерировать свои переговоры и организовывать успешную совместную деятельность.

Похожая на конфуз с идеей обмена история происходит, когда взрослые учат детей «давать сдачи», если их обижают — например, отбирают что-то. Не только ребёнок в раннем детстве, но и старший дошкольник не может в эмоциональной ситуации непредвзято и взвешенно отмерить «сдачу». Это не реально психологически и невозможно физически.

Есть исследования, которые показали, что человек систематически ошибается в сравнении усилия своего и чужого. По некоторым физиологическим причинам мы всегда выдаём большее усилие, чем получаем. И это были результаты взрослых людей! У детей эффект ещё сильнее. Так что советы о сдаче — обучение заведомо провальной стратегии, невыполнимой для ребёнка. Опыт конфронтации стран в исторической ретроспективе показывает, что даже взрослые проваливают справедливость «сдачи».

Что не так с нашими реакциями на детскую «жадность»

Банальная вещь, но бревно в чужом глазу лучше всего заметно при наличии собственной такой же соринки. Мы замечаем и реагируем наиболее эмоционально на то, что отзывается в нас:

  • Накатывает обида, когда наш ребёнок как-то не так делит с товарищем по песочнице формочки.
  • Стыдно, что ребёнок жадничает — не хочет отдать свою лопатку или отнимает чужую.
  • Паникуем, заведомо предполагая, что делёж игрушек кончится дракой.
  • Делаем со своими детьми обидные вещи, которые делали в детстве с нами: например, заставляя делиться игрушкой, которую малыш отдавать не готов.
  • Не находим спокойных и простых слов, чтобы помочь детям объяснить, чья вещь, кто готов или не готов делиться, как не следует отбирать то, что тебе не разрешили брать, как нужно договариваться.
  • Нам кажется, что можно поделиться последним (спойлер: последним невозможно поделиться, его можно отдать, если вам почему-либо это важно).

Когда собственный похожий опыт не был прожит качественно, нас взрослых, «выбрасывает» в то состояние, в котором мы «застряли». И мы актуализируем из прошлого опыта эмоции (вероятно, отрицательные), решения (неудачные, коль скоро мы не переросли ситуацию), убеждения (скорее всего, необдуманные как следует чужие, коль скоро у нас не находится взрослого решения такой задачи).

Чем помочь себе:

  1. Замечайте эти состояния, чтобы отделять их от ситуационных проблем и потребностей ребёнка. И не высказывайте ребёнку, его другу Васе или Васиной маме чувства, которые вы длите в себе со времён собственной игры в песочнице. Вместо этого лучше помочь детям договориться по поводу происходящего сейчас, захотеть самим поделиться игрушкой.
  2. Замечайте эти состояния с тем, чтобы напомнить себе, что вы — взрослый человек, и уже знаете и умеете гораздо больше, чем в свои два, три, четыре года, когда не смогли отпустить ситуацию. Это тот случай, когда отличный ответ, который вы придумали через много лет после того, как диалог закончен, может и пригодится. Дайте его себе, и вернитесь в происходящее.

Как научить ребёнка делиться своими игрушками

Итак, мы поговорили об всём, что не является детской жадностью, и не требует срочного воспитания щедрости. Но когда-нибудь надо делать и это. Так как же получить щедрого ребёнка?

Чтобы понять направление действий, важно понять суть: что происходит, когда человек уже щедр? Он находится в безопасности и благополучии. То есть у него нет дефицита ни в каком важном ресурсе, и есть избыток — хотя бы в одном. У ребёнка есть интерес в контакте с другими (вообще и конкретно в виде желания вместе поиграть, достичь общей цели или что-то ещё). Тогда у него может (не должно, но может) возникнуть желание поделиться тем, чего у него в избытке: формочками, карандашами, яблоком, поддержкой, душевным теплом, верой в успех, хорошим настроением, решениями, любовью, уважением, временем.

Чтобы научить ребёнка делиться игрушками и прочими вещами, нужно совсем немного: принятие, поддержка, уважение и щедрость взрослых вокруг него. Обязательно и к ребёнку, и к себе, и друг другу. Это не простое и не быстрое «немного». Уважение к ребёнку требует дисциплины от взрослого. Уважение от ребёнка возможно только там, где взрослый создаёт условия ребёнку научиться уважительному поведению.

Создайте условия, где сотрудничество и забота будут нормой

Мы можем устанавливать для ребёнка границы, чтобы помочь ему научиться конструктивным моделям поведения. Но дети очень отзывчивы к возможностям быть полезными, значительными, компетентными. Если им позволяют включаться в бытовые дела, помогать, брать на себя ответственность, ухаживать за другими, — дети будут делать это.

Научившись сервировать стол для себя, они с удовольствием накроют для всех. Положив себе – предложат другим. Будут видеть взрослых, которые делятся своими занятиями и инструментами — начнут так поступать сами. Мне дали поливать цветок, когда я захотел, — я дам кому-то порисовать. Меня одобряли за вложенные усилия, а не ругали за ошибки, и я ожидаю от общения хорошего. Понятные правила взаимодействия дают благоприятный социальный опыт.

Ребёнок выжимает сок Мама варит нам кашу, а я сделаю сок

Я видел, как мама ровно и корректно общается с другими мамами на площадке, когда возникает конфликт. Вижу, как она гибко и конструктивно реагирует на агрессивное поведение других детей и родителей, — и копирую её манеру.

Мама качает на качелях своего и чужого ребёнка Вижу, как мама готова делиться хорошим и заботиться о других — и я постепенно становлюсь таким

Часто именно проявление заботы предваряет желание поделиться. Сначала ребёнок охотно раздаст присутствующим что-то не своё и не дорогое сердцу — подарки, приготовленные взрослыми для гостей, столовые приборы, порции. В этом больше будет гордости «я могу сделать», а не «я даю».

Но по мере того как набирается опыт положительного отклика на подобные действия, у ребёнка возникает желание делиться игрушками и заботой, чтобы порадовать другого; делиться, чтобы лучше сделать что-то вместе; делиться, чтобы сделать мир вокруг лучше.

Ребёнок делится игрушкой

Анна Федосова ­— детский психолог, Монтессори-педагог, эксперт онлайн-курса для родителей «Развитие и воспитание ребёнка с 1 до 3 лет»

Фото из нашего Монтессори-центра «Отрада»

 



Бесплатные уроки от экспертов

Помогут сделать первый шаг в создании развивающего пространства для вашего ребёнка дома



 

Добавить в избранное Распечатать

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *