Вход
Мальчик рисует на мольберте

Я здесь, чтобы помочь

Кисть начинает стучать по банке с краской всё чаще и чаще – первый признак того, что скоро помещение наполнится пустой болтовнёй и шумом. «Когда же мы войдём в ритм?» – думает про себя педагог Монтессори.

Этот трёхлетний ребёнок любит рисовать на мольберте, закрашивая все углы кистью, с которой капает краска, попадающая на него и пачкающая всё вокруг. Но мальчику не нравится убираться. Он считает, что работа окончена тогда, когда дорисована картина. И никак иначе. Гид тихонько восхищается упорством ребёнка, который снова выберет занятие, которое приносит ему большое удовольствие, при этом продолжая игнорировать уборку.

Встав с кресла, гид медленно, уверенной и полной достоинства походкой пересекает комнату и оказывается рядом с мальчиком у мольберта, ребёнок с диким взглядом готов к борьбе или бегству. Она останавливается и терпеливо ждёт, когда её безмятежная сосредоточенность успокоит взволнованного ребёнка. Опираясь на свой опыт общения с теми детьми, которые любят выполнять какое-то занятие, но не доводят его до конца, гид решает сменить тактику. В отличие от большинства детей, которые охотно отвечают ей и быстро принимают правила и обычаи, присущие свободе, закреплённой в данном окружении, она осознаёт, что в этом мальчике растёт сопротивление: он не будет делать то, что не хочет.

Мальчик оставляет отпечатки на стене

Этот ребёнок любит рисовать, закрашивая все углы кистью, с которой капает краска, попадающая на него и пачкающая всё вокруг. Но мальчику не нравится убираться. Он считает, что работа окончена тогда, когда дорисована картина.

«Ты нарисовал картину, Джим! – говорит она с теплотой и восхищённым блеском в глазах. – Она полна приятного красного цвета и на ней изображена милая белая точка». Она описывает его творение, старательно избегая каких-либо признаков недовольства тем, что мальчик снова не выполнил последнюю часть упражнения – не убрал за собой.

«Давай повесим её вместе!»

Отсоединив насквозь мокрое изображение от мольберта, она делает мысленную засечку сослаться на Ротко (Марк Ротко – американский художник, ведущий представитель абстрактного экспрессионизма, один из создателей живописи цветового поля, – прим. переводчика), когда на следующем родительском собрании будет говорить о страсти Джима к рисованию, и просит ребёнка взять картинку за другой уголок. Выбрав прищепку, она ловко прикрепляет свой конец к проволоке и, повернувшись к мальчику, замечает, что он пытается быстро сделать то же самое перевёрнутой прищепкой. «Ой! – восклицает она. – Так это сделать трудно!» И тогда педагог берёт другую прищепку и медленно показывает, как её нужно правильно держать и за какие концы сжимать. Педагог спокойно и терпеливо ждёт, пока настойчивые усилия ребёнка не приведут его к победе над прищепкой.

Помощь с уборкой

«Я могу помочь тебе с уборкой, когда ты будешь готов», – предлагает она. Гид настойчиво борется сама с собой, вспоминая его обычное неприятное сопротивление, когда он даже кричит, пинается и дерётся, в те моменты, когда от него требуют, чтобы он сделал уборку. Педагог предпочитает сосредоточиться на своём новом плане по привлечению мальчика, специально не торопя его с ответом, чтобы дать ему время обдумать её предложение. «Я принесу губки, когда ты будешь готов».

Она присаживается рядом с ребёнком, достаточно близко для доверительного общения, но при этом сохраняя его личное пространство, и ожидает его решение. Её опыт подсказывает ей, что всё зависит от её способности донести до ребёнка её желание помочь и вместе с ним изменить то, что вызывало стресс, и преобразовать это в радостное партнёрство. Она осознаёт важность этого момента в развитии его самостоятельности и надеется, что заманчивые перспективы взаимодействия станут мостом, который будет поддерживать его свободную волю, – ещё один шаг на пути к превращению в человека, который наслаждается каждой деталью работы, которую он выбирает.

Педагог Монтессори смотрит рисунок мальчика

Она описывает его творение, старательно избегая каких-либо признаков недовольства тем, что мальчик снова не выполнил последнюю часть упражнения – не убрал за собой.

Привлекая ребёнка к уборке, она спрашивает: «Мне принести ведро воды или ты справишься сам?» Во время уборки педагог предлагает различные варианты совместной деятельности: «Мы начнём мыть мольберт сверху или снизу? Может, я помою верхнюю часть, а ты нижнюю? Теперь давай я покажу, как помыть голубую кисточку, а ты потом выберешь, какую кисточку помоешь ты».

Они продолжают отмывать мольберт и наводить порядок вокруг него. Когда уборка близится к завершению, педагог тихо, с заговорщическим видом говорит: «Мы с тобой отличная команда, Джим. Какой чистый и красивый теперь этот мольберт! И теперь следующий ребёнок может работать за ним!»

«И это могу быть я! – восклицает Джим. – Я могу быть следующим ребёнком!»

Она внутренне улыбается тому факту, что он стал на шаг ближе к принятию всех обязанностей, связанных с его любимым занятием, а она стала на шаг ближе к тому, чтобы по-настоящему оценить Джима, несмотря ни на что. Её опыт подсказывает ей, что скоро он будет готов сделать уборку сам.

Автор: Шарлотта Крогер, Монтессори-педагог

Оригинал: mariamontessori.com

Редакция

1 comment

  1. Светлана 29 ноября, 2015 at 16:43 Ответить

    Спасибо, за описание такой не простой ситуации, как отказ ребенка убирать. Полезно для меня описание внутреннего состояния педагога. Очень поучительно.

Оставить комментарий

apteka mujchine for man ukonkemerovo woditely driver.