Почему нельзя бить детей и чем заменить наказания

Почему нельзя бить детей и чем заменить наказания

Быть родителем — сложная задача, и порой всё идёт совсем не гладко. В некоторые моменты хочется чего-то большего, чем «нельзя», взрослый срывается и ударяет ребёнка.

Предлагаю разобраться в причинах и последствиях физических наказаний и найти альтернативные методы воспитания.

Можно ли бить детей

Бить детей нельзя, никогда и ни при каких обстоятельствах.

Родитель — значимый взрослый для ребёнка: он знакомит его с окружающим миром, прививает нормы поведения и помогает развиваться. Шлепком или подзатыльником не получится стать ближе ни к одной из этих целей. Зато можно надолго убить в развивающейся личности желание пробовать и проявлять инициативу, и это только одно из последствий побоев.

Чему учат ребёнка телесные наказания

Последствия побоев зависят не от самих физических воздействий, а от того смысла, которым они наполнены. Если родители бьют ребёнка в качестве наказаний, то проблема как раз в том, что наказания используются в воспитательных целях. С этой точки зрения нет принципиальной разницы в способах: отлупить ремнём или тапком, запереть в комнате или не пустить гулять. Плохо работают все наказания.

Телесные наказания разрушают личность и учат с недоверием относиться к окружающим, даже к близким. Не верить в себя, думать, что «кто сильнее, тот и прав». Ребёнок растёт запуганным, учится лгать, глушить в себе эмоции. Он боится пробовать и ошибаться, потому что не хочет быть наказанным и чувствовать боль.

В дальнейшем такой человек учится быть удобным для всех, лишь бы снова не сталкиваться с побоями и другими проявлениями силы в свой адрес.

Как воспитывать ребёнка бережно, без скандалов и криков и приходить к взаимопониманию с ним, рассказываем в мини-курсе для родителей «Без наказаний»

Психологические последствия

С психологической точки зрения из-за телесных наказаний ребёнок впитывает незрелые установки личности, с которыми ему сложно идти по жизни и развиваться.

Другие лучше знают, что мне нужно

Назначая ребёнку наказание, мама или папа хотят заставить делать так, как нужно им. И эти попытки активно задействуют внешнюю мотивацию. Сама идея того, что другие решают, что хорошо, а что плохо, ставит малыша в положение бесконечной экзаменовки, которую он то проходит, то нет. И каждый раз, когда он «заваливает» экзамен на послушного, он копит опыт неуспеха от собственных решений.

Навязанные ориентиры могут быть хорошими. Но беда в том, что не сам ребёнок выбирает ориентиры и не сам контролирует движение к ним. Принуждая к хорошему, мы лишаем себя возможности понять мотивы детских поступков. А ребёнок лишается практики проявления инициативы и принятия ответственности. Поэтому либо становится пассивным и постоянно ищет указаний от окружающих, либо бунтует и постоянно нарушает правила.

Делать плохое можно, попадаться нельзя

Когда родители бьют ребёнка, они не спрашивают, что им движет. Но за детским поведением всегда стоит какая-то внутренняя правда и нужда. Если из-за запрета малыш не реализовал эту нужду, он будет пытаться найти обходные пути. А наказания-то не хочется — значит, логично стараться не быть наказанным.

Это прямой путь к вранью. Ребёнок будет стараться скрывать поступки и использовать стратегию избегания где надо, и где не надо. Попытки спрятаться от проблемы будут ухудшать положение, потому что эта стратегия заведомо провальная — рано или поздно правда вылезает наружу. И тогда малыш оказывается не просто человеком, который нарушил правила или родительскую волю, но ещё и тем, кто врёт и подло себя ведёт.

Такое поведение могут называть по-разному, но всё равно это будет какая-то гадость, которая появится в детском опыте:

  • «Я себя так веду снова и снова, значит, слабовольный»
  • «Я плохой, потому что я не справляюсь с тем, что меня заставляют делать»
  • «Я предатель, пообещал больше так не делать, и опять делаю»
  • «Я лжец»

Кто сильный, тот и прав

Ещё одно возможное последствие побоев — ребёнок начинает быть циником. Он понимает, что сильный прав и надо быть сильным — состоять совсем не в тёплых, человеческих, вдумчивых, осознанных отношениях, а пытаться всех заставлять.

Позиция «кто сильный, тот и прав» далеко не всегда работает во взаимоотношениях людей. И сильно расходится с идеей гуманизации общества. Сейчас развитые общества действуют скорее по принципу «кто слабый, тот и прав». Мы рассуждаем, что нам нужно заботиться об инвалидах, людях с ограниченными возможностями, пытаемся сделать так, чтобы меньшинства любого рода сосуществовали наравне с большинством.

Здесь есть определённые сложности, и мы ищем баланс: как сделать к максимальному обоюдному счастью. Тем не менее очевиден базовый тренд на то, что слабый прав. Именно к нему мы будем двигаться и находить какие-то решения. Это видно из тех тенденций, которые происходят в развитии общества. Сподвигая думать, что прав сильный, мы прививаем неправильные установки и модели поведения.

Можно делать что угодно, главное потом расплатиться

Хорошо эта ситуация описана в шутке: «В детстве я молил бога о велосипеде. Потом понял, что бог работает по-другому. Тогда я украл велосипед и стал молить бога о прощении».

Ребёнок может решить, что можно делать что угодно, а потом каяться. Съесть конфету, которую мама запретила брать, а потом взять ремень, пойти и доложить, что теперь меня нужно побить. Или самому себя побить, после того как съел конфетку.

Это не очень продуктивный вариант, ведь мы не хотим постоянного раскаянья, саморасплаты и продолжения нарушения правил. Мы хотим, чтобы малыш учился ограничивать себя и не брать конфеты без разрешения.

Чтобы получить внимание, нужно сделать непозволительное

Всем детям важно внимание значимых взрослых, причём эмоционально заряженное. Когда мама бьёт ребёнка или кричит, то эмоциональный заряд происходящего очень большой. Он со знаком минус, но в нём много энергии.

Система наказаний подразумевает, что пока всё идёт хорошо, реагировать не нужно. Вот когда потребуется наказание, вот тогда… В итоге получается, что мы не очень эмоционально реагируем на что-то хорошее, но при этом очень эмоционально — на нежелательное поведение. Крик, побои и толчки вызывают ответные сильные эмоции. И этот заряд может стать настолько притягательным, что ребёнок будет стремиться получить хоть такую энергию. Даже ценой того, что будет делать плохие вещи и получать за это плохое в ответ.

Здесь важно вспоминать притчу, что всегда побеждает тот волк, которого мы кормим. Когда бурно реагируем на плохое, то фактически подпитываем «плохого волка» в поведении ребёнка. И он становится сильнее. При этом малыш переживает, что мы не довольны им. Это создаёт стрессовую ситуацию, и давление стресса только ухудшает возможности контролировать себя. Он не справляется, снова получает наказание, и порочный круг замыкается.

Никому не могу доверять

Если в основе детско-родительских отношений лежит оценивание успехов ребёнка, а родитель – жандарм, то трудно ожидать доверительности. В такой системе ценностей опасно делиться сомнениями, трудностями, слабостями: вдруг меня осудят, а то и накажут?

Конечно, наша обязанность — создать разумные границы, пока ребёнок не может полностью делать это сам.
Но при этом можно оставаться на его стороне: «Я люблю тебя, я готов понять, помочь, утешить, поддержать, пока ты натыкаешься на границу, сталкиваешься с последствиями принятых решений и сделанных выборов».

А можно занять осуждающую и отвергающую позицию: «Не хочу тебя, когда ты плохо себя ведёшь». Наказание притягивает внимание, подменяет возмездием движение к лучшей саморегуляции, обесценивает детские усилия вести себя хорошо, если они не увенчались успехом.

Страх быть наказанным может приводить к тому, что ребёнок вовремя не просит помощи, вовремя не рассказывает что-то, что было бы важно родителю знать. По статистике дети, подвергающиеся насилию, чаще оказываются жертвами насилия или сами ведут себя агрессивно. Их внутренний компас неприемлемого сбит. И даже когда они понимают, что попали в неприятности, страх мешает обратиться к взрослому.

Лучше не отсвечивать

Наказания душат собственную инициативу, поскольку не ошибается тот, кто ничего не делает. Боясь получить по попе, ребёнок будет стараться минимизировать риски неодобрения и не делать ничего лишнего. «Лучше, чем как надо, нам не надо», — говорил персонаж Довлатова.

В краткосрочной перспективе может показаться, что наказания работают — ребёнок перестаёт лезть куда не следует. Но когда нужно будет проявить ответственность и инициативность, окажется что он уже не умеет. А заставить быть инициативным и самостоятельным нельзя, потому что невозможно принудить к самостоятельности.

Самостоятельность можно только сохранить, поддержать и дать малышу больше возможностей приобрести инструменты реализации своей самостоятельности. Всё более сложно и эффективно, с каждым разом на новом уровне. Свобода двухлетки отличается от свободы ребёнка трёх лет и свободы подростка. В каждом возрасте разные возможности, разная самостоятельность и разная ответственность, которую он может на себя взять. Но в каждом возрасте эту ответственность ему необходимо давать, иначе происходит атрофия инициативы, которая потом очень сложно возвращается.

Реабилитировать инициативность в глазах ребёнка — это уже психотерапевтическая задача. Иногда она решается, а иногда травма остаётся и проявляется как шрам безынициативности.

Я чужой в этом мире

Если взрослый позволяет себе бить ребёнка, он показывает плохой пример. Не только потому, что через десять или двадцать лет сын может замахнуться на отца, а дочь влепить пощёчину матери. В силу возраста ребёнок принимает действия мамы и папы за правило. Учится у нас тому, что выставит его чужим, этаким старомодным дикарём в обществе, где побои — не вариант нормы.

Привычка бить ребёнка не соответствует общей культурной норме, которая является уже общепринятой в большинстве стран мира. Уровень насилия в современных обществах постоянно снижается.

Да, мы много чем ещё недовольны, никуда не делась преступность. Но 200 лет назад было совсем по-другому. Люди гораздо чаще прибегали к физическому воздействию друг на друга, чем в наше время. Даже 50 лет назад дети совершенно иначе играли между собой, совершенно по-другому взаимодействовали между собой взрослые.

Например, у В. С. Высоцкого мы читаем:

Детям вечно досаден
Их возраст и быт —
И дрались мы до ссадин,
До смертных обид,
Но одежды латали
Нам матери в срок,
Мы же книги глотали,
Пьянея от строк.

То есть даже самые читающие дети дрались и не совсем понарошку играли в мушкетёров или солдат, которыми были их отцы. В сельской местности среди молодёжи было вполне распространённым развлечением пойти и подраться в выходной день с юношами соседней деревни.

Сейчас реальность иная, это нельзя не признать. Вы это уже знаете, а дети узнают от вас. Или не узнают — и тогда мы подведём наших детей. Они ведь рассчитывают узнать именно через нас, какими быть людьми в современном мире.

Во многих странах физические наказания детей преследуются по закону: назначают штрафы и тюремные сроки. В России такой жёсткой регулировки родительского поведения пока нет. Но даже без законов стыдно избивать ребёнка прилюдно. Этот стыд — хороший маркер того, что взрослый подаёт искажённый пример культуры поведения в обществе и тем самым дезинформирует малыша — учит тому, что не одобряется в социуме. Это плохая подготовка к счастливой жизни, будем честны.

Физические последствия

Силу удара рассчитать сложно, поскольку он наносится под действием эмоций. Это делает шлепки и затрещины особенно опасными для малышей.
Родители, которые бьют детей, редко отдают себе отчёт в рисках для здоровья. Например, несильный, по ощущению взрослого, удар по голове малыша может привести к микротравмам головного мозга, его дисфункции, кровоизлиянию, гематоме.

Удар по губам может закончиться травмами висков и лобных долей.

Внутри ребёнка всё сжимается от страха перед ударом и ужаса после него. В такие моменты замедляется кровоток, развивается гипоксия, могут начаться проблемы с пищеварением, концентрацией внимания.

Тяжёлыми физическими последствиями могут стать гематомы, синяки, боли непонятного происхождения, вывихи, нарушения работы органов и даже летальный исход. Задаваясь вопросом о том, почему нельзя бить ребёнка, важно осознавать это.

Причины рукоприкладства, и как с ними работать

Возможны два варианта:

  1. Телесное наказание. Родитель считает, что есть ситуации, когда нужно бить детей для их же пользы в воспитательных целях. Это своего рода правило, которое соблюдается с постоянством.
  2. Рукоприкладство. Родитель считает, что бить детей нехорошо, но в некоторых ситуациях теряет контроль, терпение или просто не знает, как поступить иначе.

У каждого варианта ярче проявляются разные неблагоприятные последствия, о которых я рассказала выше.

Задаваясь вопросом о том, можно ли бить ребёнка в целях воспитания, осознать, что побои неприемлемы, — половина дела. Часто родители понимают, что бить детей не нужно. Но в полевых условиях что-то идёт не так: шлепки, подзатыльники и пощёчины применяются не для, а почему. Это способ выплеснуть гнев или раздражение, потому что не удалось найти более зрелого аргумента.

Рассмотрим причины, по которым родители применяют телесное наказание и рукоприкладство, и способы свести их на нет.

Нестабильность взрослого. Чаще срываются взрослые, которых самих в детстве били. Которые в раннем детстве впитали побои как допустимую норму и не имели возможностей в достаточной степени прожить собственные эмоции: взаимодействовать, управлять, понимать, рефлексировать. Такие непрожитые травмы приводят к тому, что родитель не очень хорошо справляется с эмоциями в трудные моменты. И когда возникает сложный момент в воспитании, у мамы или папы просто нет достаточных ресурсов зрелой личности.

В этом случае проблемы воспитания — дополнительный повод заняться собой, найти варианты самопомощи или помощи психолога.

Нестабильность требований. Часто не могут сдержаться родители, у которых ресурс личности достаточный, но не хватает воспитательных навыков. Тогда срывы в физическое воздействие связаны со сложной ситуацией, создаваемой нестабильностью требований.

Ребёнку сложно управлять своим поведением, если что-то было можно, а потом стало нельзя. Или что-то нельзя было спокойно, а потом стало нельзя неспокойно. Нестабильность требований проявляется по-разному. Это может быть лишнее разнообразие в реакциях и правилах и требования, на которых мама или папа настаивает до конца. Или «нельзя», которое не отменить, чередующееся с запретами. Или когда через полчаса детской истерики запреты меняются на позволения.

Как это может выглядеть в жизни:

  • Понедельник: «Я дам десерт только после обеда».
  • Вторник: «Сколько можно говорить, что десерт после обеда! Прекрати ныть, а то получишь по попе!»
  • Утро среды: «Если подождёшь спокойно, пока я делаю уборку, я дам тебе десерт».
  • Четверг: «Да сколько можно ныть?! Ты издеваешься? Десерт только после обеда!»
  • В пятницу мама вместо сердитых отповедей шлёпает ноющего просителя десерта: «Чего ты зря плачешь? Вот я тебя накажу, чтобы было о чём плакать!»

Такой подход дезориентирует ребёнка — ему нужны чёткие и стабильные границы и правила. Если они плавают, становится гораздо тяжелее их понять, и потому гораздо тревожнее. Применение физических наказаний ситуацию только ухудшает. Мало того, что не получается разобраться, чего от меня хотят и как это дать, так ещё и больно, страшно, обидно и вместо утешающих и поддерживающих — рассерженная мама или гневный папа.

«А как тогда наказывать ребёнка, чтобы он понял?»

Как мы увидели, кажущаяся простота наказания оборачивается большими сложностями в будущем. Ведь там, где есть наказание, сложно найти уважение и выстроить диалог. А они намного важнее и понятнее для ребёнка.

Если мы с раннего возраста воспитываем малыша в традициях уважения, диалога и передачи посильной ответственности, то получаем совершенно другого ребёнка и другие взаимоотношения с ним.

Вместо наказания мы выбираем сложный путь воспитания:

  • Вкладываем усилия в то, чтобы разбираться, что и почему с малышом происходит.
  • Уважаем детские устремления и желания, вне зависимости от того, смогли ли их понять.
  • Учимся договариваться: выясняем, кто чего хочет и как прийти к совместному результату.
  • Контейнируем эмоции ребёнка.
  • Работаем над собой — учимся конструктивно проявлять эмоции; учим тому же ребёнка.
  • Устанавливаем последовательные чёткие правила и следим за их соблюдением.

Подавайте качественный пример диалога и создавайте благоприятные условия для самостоятельности. И рано или поздно вы обнаружите, что ваш ужасный двухлетка повёл себя мило, несносный трёхлетка проявил сдержанность, шумный дошкольник терпелив, засыпающий тысячами вопросов школьник ищет и использует информацию сам, изводивший вас возмутительный подросток — предлагает варианты решения проблем с правилами. А вас совершенно не тянет стукнуть ребёнка в момент, когда он неудобен.

Альтернативы шлепкам и подзатыльникам

Вот несколько методов, которые помогут перейти от побоев и наказаний к уважительному воспитанию.

Замените наказания практикой естественных последствий. Сказать «надо, а то накажу» — проще. Сложнее принудить с помощью наказания сделать что-то с энтузиазмом и инициативой. Между «родитель хочет, чтобы ребёнок хотел делать и делал» и «желания ребёнка и его возможности» лежит пропасть, и перекинуть мост через неё можно только из взаимопонимания, поиска компромиссов или способов сотрудничества. Начать рассуждать с позиции «твои потребности», «мои потребности» и что мы можем сделать друг для друга, чтобы каждый получал хорошее от того, что мы вместе.
Когда мы моделируем естественные последствия и даём принимать решения, каждый возможный исход для ребёнка — это практика в ответственности.

Рассмотрим на примере, когда двухлетний малыш разбил чашку. Любая реакция взрослых вызовет ответную реакцию. Сравните:

  • Ребёнок нечаянно разбил чашку, и его за это побили → «Я неуклюжий»
  • Нарочно разбил чашку, и его за это побили → «Я вредитель/плохой»
  • Нечаянно разбил чашку, а ему показали, как убрать осколки и откуда достать запасную чашку → «Я знаю и умею действовать в подобных несчастных случаях»

Ребёнок разбил чашку и подметает осколки Вместо того чтобы плакать от побоев, малыш спокойно учится исправлять свои ошибки

Когда мы наказываем малыша за промах, то бросаем его наедине с проблемой: «Вот так — плохо. Почему ты так делаешь — не знаю, и знать не хочу. Сам догадывайся, как можно сделать то, что тебе нужно, и не огрести за это. Да, пока будешь придумывать, я тебя ещё несколько раз поколочу за неудачные идеи». При таком подходе взрослый не смотрит на ситуацию глазами ребёнка и не знает, что именно им движет. Он просто называет происходящее плохим поведением.

Подготовленный родитель понаблюдает, сделает выводы и предложит альтернативу. А малыш вместо неудачи почувствует успех.

Вывод из наблюдения Альтернатива Результат ребёнка
Ребёнку понравился звук разбивающейся посуды Показать, где добыть похожий звук «Я могу создавать музыку»
Понравилось подметать осколки Показать, что можно подметать, чтобы не пускать чашки на стеклобой «Я могу подметать как большой»
Ребёнок злился Показать, как выражать злость приемлемым способом «Я могу безопасно злиться и обсуждать, чем я не доволен»
Хотел внимания Показать, чем хорошим можно получить внимание «Я интересен другим и они рады тому, что я делаю»

Вникать в происходящее затратно, но при этом мы даём ребёнку именно то, в чём он нуждается, помогаем найти способы быть хорошим. Сами учимся вести переговоры и узнавать другого человека, и учим тому же сына или дочь.

Давайте больше самостоятельности. Организованная с учётом возможностей и потребностей возраста среда позволяет ребёнку успешно проявлять инициативу, учиться делать выбор, действовать самостоятельно. Такая альтернатива наказанию — ценнейший подарок, который можно дать своим детям.

Уберите накал эмоций из нежелательных ситуаций. А в моменты, когда малыш сотрудничает, соблюдает правила, доводит до конца начатое — давать больше качественного общения. Не концентрироваться на плохом, фокусироваться на успехах, замечать их и давать самому похвалить себя за удачу, используя описательную похвалу.

Контейнируйте эмоции. С малышами своевременное контейнирование эмоций может практически моментально в разы сократить количество проблемных эпизодов. Контейнирование — это когда взрослый забирает себе часть детской боли, разрешает открыто поплакать и проговорить свои эмоции.

Планируйте качественно проведённое время. Это время, которое мама или папа тратят на то, чтобы быть именно с ребёнком. Максимально видеть его самого — переживания, нужды и эмоции такими, какие они есть. Это та самая суть человеческих взаимоотношений и соприкосновение душ.

Оно происходит, когда нет оценивания:

  • справляешься/не справляешься,
  • хороший/плохой,
  • сделал/не сделал.

Качественное время — это то, что мы сами хотим от других людей: душевное тепло, совместно разделённый опыт, общие занятия, интересности и впечатления.

Что делать, если альтернативные методы не работают

Альтернативные методы заработают не сразу, к этому нужно быть готовым. И чем глубже корни проблемы, чем чаще родитель наказывал ребёнка телесно, тем больше времени понадобится и взрослому, и малышу, чтобы перестроиться. Привыкнуть к новой стратегии разрешения разногласий.

Сначала обоим будет сложно. Но если родитель будет работать над собой, своим подходом к воспитанию и учиться слышать своего малыша — со временем получится прийти к гармонии и понять причины действий ребёнка.

Однако если родитель видит, что время идёт, но изменений в лучшую сторону нет, необходимо обратиться за помощью к детскому психологу. В некоторых случаях — посетить психолога, психотерапевта и самому. Это поможет разобраться в проблеме с большей вероятностью успеха и не потерять время на долгое самостоятельное распутывание своих внутриличностных конфликтов.

Что делать, если вы сорвались

Старайтесь узнать больше информации, которая помогает быть более компетентным родителем. Тогда появится больше инструментов и осознанности для успешного взаимодействия с ребёнком. Репертуар поведения расширится, и постепенно станет меньше срывов, уйдёт чувство беспомощности и нересурсные состояния.

Нормально не быть в ресурсе время от времени. Если же ситуация возникает регулярно, — это значит, что взрослый не смог вовремя о себе позаботиться. Не в ресурсе мало что можно дать малышу. Искать свои слабые места и вовремя возвращать себе ресурс — первый шаг к родительской компетенции.

Мы нужны своим детям. Малыши плохо справляются со своими эмоциями. Чем они младше, тем меньше у них навыков развитой личности, которые помогают успешно справляться с эмоциями. Зато есть незрелая нервная система, в которой эти эмоции бурлят совершенно не так, как у взрослого человека. То есть задача у детей тяжелее, а инструментов меньше.

Потому мы говорим о контейнировании и необходимости поддерживать. Дети только учатся конструктивно реагировать на своё состояние. Родитель тут — и пример, и опора.

Нам не нужно становиться идеальными прежде, чем быть в силах позаботиться о своих детях. Но полезно иметь некоторый запас зрелости, чтобы быть компетентным родителем. Искать помощи и поддержки извне, если не справляемся, — тоже показатель зрелости.

Коротко о главном

  1. Бить детей нельзя, и для этого правила нет исключений.
  2. Побои, шлепки, подзатыльники и другие телесные наказания бесполезны в воспитании.
  3. Родитель — значимый взрослый в жизни малыша. От его поведения и подхода к воспитанию, общению с малышом зависит психологическое здоровье развивающейся личности.
  4. Побои со стороны родителей приводят к формированию разрушительных психологических установок у детей. Они вырастают безынициативными, верят, что «кто сильнее, тот и прав» и допускают неуважительное отношение к себе. Или же сами потом применяют дома рукоприкладство.
  5. Последствия побоев опасны и для физического здоровья ребёнка. На эмоциях сложно рассчитать силу удара, поэтому результатом могут стать синяки, гематомы, кровоизлияние в мозг и даже летальный исход.
  6. Чтобы получить от ребёнка желательное поведение, не нужно его наказывать. Особенно телесно. Воспитание в атмосфере уважения и возможности диалога — гораздо эффективнее, если родитель хочет добиться взаимопонимания с малышом.
  7. Родителю, который срывается и бьёт малыша, важно разобраться в себе: понять, что им в эти моменты движет и научиться распознавать свои эмоции, управлять ими.
  8. Практика естественных последствий, контейнирование эмоций, планирование качественного времяпрепровождения с ребёнком — важные составляющие уважительного воспитания.
  9. Пополнять знания о воспитании и развитии детей необходимо, чтобы быть компетентным родителем.
  10. Если родитель не справляется с ребёнком или не понимает причин его действий, попросить помощи извне (у психолога, психотерапевта) — это признак рассудительности и зрелости.

Мини-курсы для родителей за 199 рублей

Рекомендации, разборы ситуаций и проверенные практики от экспертов. Каждую неделю — новая тема.

Посмотреть курсы
Добавить в избранное Распечатать

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

×
Поделиться