Самостоятельность детей — ключевое понятие Монтессори-педагогики. Мы всё время говорим о ней как о достижении ребёнка и взрослого, который стремится быть ребёнку полезен. И при беглом взгляде может создаваться ощущение, что метод Монтессори сосредоточен на ранней самостоятельности. Но это не совсем так.

Освоение новых навыков происходит по мере готовности ребёнка

Фактически речь идёт не о раннем, а о своевременном развитии, о том, чтобы как можно больше достижений происходило по мере готовности ребёнка.

В некоторых племенах матери первые два года носят детей подвешенными в слинге и не ставят на землю в принципе. В такой ситуации дети начинают ходить не около года, как они могли бы по внутренним причинам, а в два года — по возможности, навязанной извне.

Там, где бытует этот обычай, в нём есть смысл: на земле много ядовитых змей и насекомых. Подросших детей можно научить избегать их, а вот девятимесячному крохе наверняка не объяснишь, что вот эта яркая штука потому яркая, что ядовитая, и от неё нужно держаться подальше. Если не давать детям учиться ходить ещё дольше, то они и вовсе не научатся делать это, потому что окно возможности освоить этот навык со временем закрывается. Так сложился компромиссный вариант, при котором детей опускают на землю в два года.

Подобное стеснение можно найти в любой культуре. Например, упомянутые дети аборигенов в 7–8 лет уже самостоятельно перемещаются по большой территории, охотятся или пасут скот наравне со взрослыми, и как-то не теряются ни в лесу, ни в саванне. Приобретение этой компетенции приходит по мере внутренней готовности. В мегаполисе же мы сопровождаем ребёнка даже на короткие расстояния до 12–14 лет, оберегая его от опасности быть похищенным или сбитым машиной. И в этом мы тормозим детей нашей культуры внешним препятствием.

Но если речь не идёт о безопасности, то полезно не замедлять процесс снаружи, а, наоборот, помогать тому, чтобы скорость детского развития регулировалась возможностями ребёнка, а не рамками, поставленными извне.

Если мы для всего создаём такую ситуацию, при которой каждый новый шаг упирается в самого ребёнка, то он будет учиться всему не раньше и не позже, чем будет готов. Почему эта своевременность ценна? Потому, что с ней качество всякого нового приобретения напрямую связано. Чем более не вовремя мы учим, тем хуже ребёнок учится. И опоздать в этом деле так же вредно, как и начать слишком рано.

Ребёнок легко перенимает умения, подражая взрослым

Ну, хорошо, соглашаются родители. Мы поняли эту идею о своевременности. Мы образованные люди, нас даже словами «сензитивный период» не испугаешь. У детей должно быть детство, пусть играют, а не трудятся, мы можем себе это позволить. Дадим малышам развивающие игрушки, красочные, разработанные психологами, а скучную домашнюю работу оставим себе.

Но вот в чём фокус: малышу наши дела в новинку, он совсем не видит в них обременительную рутину. Наоборот, он жаждет в меру своего разумения повторять за нами. Как стать взрослым? Притворяйся, копируй, вливайся в то, что делает тот, кто уже умеет, пока не станешь таким же.

Включённость, коммуникация и подражание — основа развития. А в какой роли ребёнок видит взрослого раньше всего? Конечно, в роли родителя, который заботится о беспомощном младенце, ухаживает за ним, переодевает и моет. Да, ещё кормит, но кормление грудью младенцу воспроизвести сложно. А вот когда к этому способу добавляется прикорм — то и самостоятельная еда на манер взрослого становится желанным занятием.

Чтобы в будущем избежать капризов за столом, достаточно позволить ребёнку есть самостоятельно с начала прикорма

Если бы вы целыми днями играли развивающими игрушками, малыш тянулся бы более всего к этому. Но вы заняты иным — и малыш хочет быть там, где вы. Возможность повторить за взрослым его, взрослого, способ быть, и даже проделать это таинство вместе создаёт более зрелую эмоциональную связь со взрослым.



Бесплатные уроки о развитии ребёнка дома с рождения до 5 лет

Получить уроки



Развивается крупная и мелкая моторика

Крупную моторику можно развивать в специальном спортивном уголке. Но если делать это только в нём, когда-нибудь учиться тому, что помогает справляться с обычными бытовыми задачами, всё-таки придётся. Мало того, что вовремя лучше, чем с задержкой. В целом работы у малыша прибавится: не все умения, вынесенные из игры в спорткомплексе, без доработки годятся для натягивания штанов или ловкого ношения предметов. Так что всё равно придётся потратить время на освоение навыков самообслуживания.

Аналогично и мелкую моторику можно оттачивать, играя в замечательные игрушки. Но это не заменит необходимости пробовать самому держать ложку, вилку, нож. Наливать себе питьё, застёгивать липучки и пуговицы, управляться с гибкой и тонкой тканью, и прочее, и прочее.

При наливании воды у ребёнка тренируется зрительно-моторная координация, он учится точности движений и аккуратности

Развивается речь

Можно выучить слова, называющие предметы, действия и качества по карточкам и книгам. Но пополнение словарного запаса через работу с картинкой возможно позже, чем через работу с предметом — и таким образом мы опять тормозим человека извне.

Но главное даже не в этом. Вы сами предпочтёте учить новый иностранный язык по карточкам в виде отдельных слов, или результативнее будет поговорить по теме, составить собственный рассказ с новой лексикой, сопровождать слова движениями и реальными действиями? Детям, пусть они и вооружены ресурсом впитывающего разума, тоже гораздо проще запомнить слово из опыта реальной коммуникации и во время реального дела. С их ещё очень наглядно-действенным мышлением так и должно происходить узнавание языка.

Ребёнок быстрее выучит названия посуды, помогая готовить, накрывать на стол, загружать и разгружать посудомойку, чем если будет изучать предметы по карточкам и книгам

Ребёнок учится учиться

Во время практики самообслуживания и бытовых навыков ребёнок включается в сложную деятельность, состоящую из алгоритмов разной степени длины и сложности. Это становится практико-ориентрированной тренировкой держать в голове план действий и следовать ему. Малыш начинает с коротких алгоритмов: взять с подноса кувшин, налить в чашку воду, поставить кувшин, взять чашку, поднести к губам, наклонить, выпить, ополоснуть, поставить на место к кувшину.

Постепенно он с лёгкостью начинает справляться с более длинными процессами. Например, открыть контейнер с кусочками фруктов, положить по очереди на разделочную доску, разрезать ножом, придерживая вилкой, взять шпажку для канапе, нанизать аккуратно кусочки фруктов в произвольном (надо выбрать ещё, каком) порядке. Положить в контейнер готовый продукт и поставить на стол, вымыть за собой нож, вилку, доску. Положить новую порцию фруктов и шпажку, убрать на место или продолжить работу.

Всё дольше получается удерживать внимание, всё чаще требуется волевое усилие, чтобы довести дело до конца.

Сначала ребёнок помогает только сложить бельё в стиральную машину и закрыть дверцу. А позже он легко проходит весь процесс самостоятельно — засыпает порошок, загружает бельё и включает нужную программу

Для успеха важны собственные ошибки. Разумеется, те ошибки, которые мы имеем возможность не только совершить, но и осмыслить и исправить. В бытовых делах, если они правильно организованы взрослым, это совершенно очевидно. Ты или налил себе попить в стакан аккуратно, или разлил воду и можешь её вытереть. Ты или попал каждой ногой в свою штанину, или нет. Ты или сыт после всех усилий, или нет, и так заинтересован продолжать действовать, как ничто извне тебя не замотивирует.

Совершение, контроль и исправление ошибок — фундаментальный механизм, по которому люди учатся.

Ранняя самостоятельность влияет на становление личности малыша

Но всё это — дело техники. Гуманистическая педагогика же ориентирована прежде всего на личность, а не одну только тренировку и развитие знаний, умений, навыков. И с этой точки зрения нельзя не сказать о парадоксе раннего детства.

Ребёнок в первые три года жизни закладывает основы собственной личности. Составляет мнение о том, имеют ли значение его усилия, приведут ли они к результату – хотя ещё не так много умеет. Создаёт представление о себе, как об успешном или не очень, деятельном или пассивном, ловком или неуклюжем — тогда, когда ещё едва учится сложным движениям, достигает успехов в том, что взрослый давно и намного лучше умеет.

Позитивное самоотношение и адекватная самооценка появляются у человека на основе самоанализа того, что он делает. И даже в год-два ребёнок прекрасно видит разницу между «взрослыми делами» и «детскими игрушками», и гордится своим вкладом в общее дело. Он рад быть полезным, доволен, если сумел исправить ошибку или сделать лучше, чем раньше.

Удовольствие от того, что ты разбираешься в жизни, не сравнимо по насыщенности и глубине с удовлетворением от того, что ты славно ориентируешься в своих игрушках.

Ребёнок получает больше радости от того, что сам обулся, чем от очередной развивашки

Жизненный опыт малыша пока очень конкретен и содержательно состоит из того быта, который окружает его. Так что в раннем возрасте тот тёртый калач, кто умеет сам высморкаться и знает, где лежат его запасные штаны. Да, на наш взрослый взгляд это пустяковая мудрость. Но малышу она ценна.

Принцы британской короны, которые по долгу традиции обязаны принимать помощь других людей в бытовых мелочах, уже во втором поколении растут в Монтессори-школах. Осваивают бытовую независимость, заботятся о других и среде сообщества класса. Их родители правы — даже принцам это очень помогает развивать чувство собственного достоинства, уверенности в себе и своих силах.

Что будет, если лишить ребёнка возможности проявлять самостоятельность в раннем возрасте

Я перечислила плюсы бытовой самостоятельности, но верно и обратное: когда её нет в жизни ребёнка до трёх лет, возникают проблемы.

Не научился ребёнок самостоятельно есть, когда так хотел этого в год, не начал помогать вам одевать его, не смог помогать вам на кухне, попротестовал, да и привык, что так и должно быть. То бы вы ему радостно позволяли делать то, что он хочет (хоть и получается у него долго и не сразу, но вагон упорства у него, только бы вы выдержали и не начали помогать). А теперь — уговариваете, ругаете, сами устали от бесконечных препирательств.

Ведь если я кукла, которую кормят, одевают, то мне скучно. Я выбрасываю ложки, переворачиваю тарелки, бегу из-за стола и уже без мультиков или семейного Дю Солей терпеть эту нудятину не согласен. Я вою и прячусь, саботирую одевание, если у меня сильный тип нервной системы. Я ною и ухожу в себя – если чувствительный.

Там, где могла быть гордость за себя, опыт решения задач – привычка капризничать, ныть, драться, отстраняться. Там, где у меня могла быть мама, с которой я говорю об общем, интересном для нас, — у меня мама, занятая работой сиделки. Там, где я мог бы слышать благодарность, видеть радость, чувствовать удовлетворение — я слышу «не мешай», вижу недовольство, чувствую себя лишним рядом с близкими людьми. И это очень разный опыт, который становится моей реальностью.

Разумеется, речь не идёт о том, чтобы заставлять делать всё самому против того, чтобы делать за ребёнка подольше. Эти две позиции ближе друг к другу, чем противоположны. Говоря о функциональной независимости, Монтессори-педагогика говорит именно о том, что вы даёте ребёнку посильный для него способ для его желания делать то, что вы делаете.

Детская самостоятельность не делает жизнь взрослых проще, во всяком случае, не сразу. Родителям нужно вложить много усилий, чтобы помочь детям стать независимыми в повседневной жизни — провести подготовительную работу по обустройству среды, приспособиться к ритму ребёнка, много раз показать и проговорить одни и те же действия. Поддерживая самостоятельность в раннем возрасте, мы помогаем не себе, а нашим детям. 

Анна Федосова — психолог и Монтессори-педагог АМИ, эксперт нашего онлайн-курса для родителей «Развитие и воспитание ребёнка с 1 до 3 лет»
Фотографии из нашего Монтессори-центра «Отрада»

Добавить в избранное Распечатать

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *